Вступление от редактора в томе I ОСНЯ


> > > Илличёвская система
Части речи: Глаголы | Прилагательные | Существительные | Числительные | Наречия | Местоимения | Предлоги | Частицы Аффиксы
Корни Долго​поль​ского:
ʔA | c | B | C | Cʔ | Ch | Chʔ | Cy | Cyʔ | D | Dl | Dz | Dzy | G | Gg | Gh | H | Hh | J | K | Kʔ | L | Lh | Ll | Ly
M | N | Ny | Nn | Ng | P | Pʔ | Q | Qʔ | R | Ry | S | Sh | Sy | T | Tʔ | Tl | Tlʔ | W X Y Z | | Zh
Реконструкции Иллич-Свитыча: ностратическо-русский | русско-ностратический | по темам | частицы и аффиксы
Словники Бомхарда: ! (ʔ) | ? (ʕ) | A (!- и ?-) | B | D, Dj, Dz | G, Gj, Gw | H | Kh, Kjh, Kwh, K', Kj', Kw' | L | M | N, Nj | Ph | Qh, Q', Qw' | R | S, Sj, Sw | Th, Tjh, T', Tj'; Tl', Tlh; Ts, Ts' | W | Y || по темам | подтверждено
Евразийский словарь Старостина: | | A | B | C, C' | Č, Č' | D, Dʷ | E | G | H, Hʷ | I | J | K | L | | M | N | Ń | Ŋ | O | P | Q | R | S | Š | T | U | V | W | X | Z | Ʒ | Ž | Ǯ

Обзоры праязыков-потомков: Афразийскийсемитским и египетским) | Дравидский | Индоевропейский (со славянским) | Картвельский | Нивхский | Урало-сибирский | Уральский | Эламский
Лексика праязыков-потомков: Афразийскаясемитской) | Индохеттская ( с балтийской и славянской )

Здесь приведено вступительное слово редактора В.А.Дыбо к I тому "Опытов сравнения..." В.М.Иллич-Свитыча.

Условно выделенные веб-издателем разделы этого предисловия:

Примечания и вопросы веб-издателя Игоря Гаршина:

  1. Названия секций вставлены веб-издателем для более удобного чтения и восприятия текста. Они отсутствуют в тексте редактора ОСНЯ - В.А.Дыбо.
  2. Многие ссылки в тексте ведут не к другим статьям редактора В.А.Дыбо, а на страницы лингвистических сайтов Игоря Гаршина, где имеются ссылки и обзоры по теме.
  3. Почему-то, в последней части приводятся факты вклада Иллич-Свитыча только в восточные дочерние ветви праностратического языка - в алтайскую, дравидийскую и уральскую компаративистики.

Работа редактора над первым томом ОСНЯ

Настоящим, первым томом "Ностратического этимологического словаря" начинается издание большой работы В.М.Иллич-Свитыча, посвященной доказательству родства шести больших языковых семей Старого Света: индоевропейской, семитохамитской, уральской, алтайской, картвельской и дравидийской.

В данное издание входят Введение и часть этимологического словаря, содержащая 245 этимологических статей (от b до Ḳ). Рукопись этой части словаря была подготовлена автором летом 1966 г. и в беловом виде сдана на машинку. Она содержит ряд карандашных пометок, которыми автор намеревался воспользоваться в дальнейшей работе над книгой. Последние касаются необходимости проверки ряда примеров и унификации транскрипции, а также содержат некоторые изменения реконструкций, возникавшие в ходе исследования. При издании эти пометки были использованы: примеры, вызывавшие сомнения у автора, проверены, а изменения реконструкций оговорены в редакторских примечаниях.

Введение относится к более раннему периоду работы автора над книгой. Первоначально автор намеревался дать сравнительную грамматику ностратических языков, приложив к ней обширный этимологический указатель. В этот период было написано Введение и часть сравнительной фонетики (все в черновом виде). Но дальнейшая обработка материала привела к такому увеличению объема этимологической части работы, которое потребовало выделения этимологического словаря в самостоятельный раздел. С другой стороны, после построения системы основных звукосоответствий дальнейший успех в разрешении трудных проблем сравнительной фонетики (аффрикаты, вокализм, просодия) требовал решения множества чисто этимологических вопросов, относящихся как к ностратическому сравнению, так и к частным сравнительным грамматикам, включение которых в основной текст сравнительной грамматики сделало бы работу слишком громоздкой. Это привело автора к мысли дать первой частью работы этимологический словарь ностратических языков, а затем, опираясь на его материал, строить сравнительную грамматику уже на уровне реконструкций, с отсылками к этимологическому словарю.

В связи с этим автор изменил план работы, перенеся Введение в первую, этимологическую, ее часть, но не произвел никакой переработки старого текста. Очевидно, что такая переработка намечалась автором, так как таблицы демонстрации родства ностратических языков были составлены на уровне реконструкции, который уже не соответствовал уровню, достигнутому в тексте словаря. Поскольку текст сравнительной грамматики предполагалось опубликовать после издания словаря, появилась необходимость снабдить словарь сравнительно-фонетическими таблицами. Автор неоднократно обсуждал с коллегами характер и форму предполагаемых таблиц, но сами таблицы им не были написаны.(*)

В связи с изданием труда пришлось привести таблицы демонстрации родства ностратических языков в соответствии с текстом словаря, заменив в ряде случаев устаревшие реконструкции новыми. Остальная часть Введения печатается в том виде, в каком она вышла из-под пера автора, за исключением исправления явных описок. Так как в рукописи автора в обзоре частных сравнительных грамматик отсутствовал раздел по индоевропейским языкам, который, как это ясно из текста, должен был быть написан автором, мы сочли возможным вставить в текст соответствующий раздел, написанный В.Н. Топоровым. Он носит чисто информативный характер, и, естественно, не может отражать взглядов автора по тем или иным вопросам индоевропеистики и его оценок.

В соответствии с замыслом автора словарь был снабжен сравнительно-фонетическими таблицами, при составлении которых приходилось опираться в основном на материал словаря, используя при этом сравнительно-фонетические таблицы, приложенные к изданным работам автора, к черновику части сравнительной фонетики и к черновым наброскам ряда неизданных работ, а также материал картотеки ностратического словаря, материалы по уральскому вокализму и материалы чадской и кушитской картотеки.

В соответствии с замыслом автора были составлены и два библиографических указателя: библиография к Введению и список сокращений литературы, - а также списки иного рода сокращений. Предполагавшиеся автором указатели слов будут приложены к заключительному тому словаря.

Направления изменений прежних реконструкций

По сравнению с предварительными публикациями1 автора "Ностратический словарь" представляет значительный шаг вперед, отражая ряд новых открытий в области ностратического языкознания. Этим объясняются расхождения большого числа реконструкций "Словаря" с реконструкциями, предложенными В.М. Иллич-Свитычем ранее.

Если отвлечься от изменений, связанных с чисто этимологической разработкой статей: исключение возможных заимствований, малонадежных сближений, где можно предполагать случайное совпадение, введение новых сближений, уточнение реконструкций сравниваемых морфем на уровне семей второго порядка и т.п., - то основные изменения реконструкций могут быть объединены в следующие группы, связанные с новыми решениями проблем ностратической сравнительной фонетики, которые автор намеревался подробно изложить в "Сравнительной фонетике" [см. главы далее - И.Г.]:

Первая группа изменений ностратических реконструкций (новая фонема *ŕ)

Введение ностратического ŕ: boŕa ( borjʌ ), Hiŕa ( /i/ra ), kOŕi ( korʎ ), Ḳaŕä ( /ḳ/erʌ ), buŕa ( borʌ- ) и др.2

Введение этой протофонемы было вызвано, по-видимому, следующими соображениями:

[1] Изучение рефлексации ностратического r в дравидийском показало дополнительное распределение двух его рефлексов - r и ṟ в зависимости от ряда первоначального гласного второго слога:

драв. r:

  1. par- "большой": алт. [bara "много"], урал. para "хороший";
  2. kar(a) "шип, острие" : алт. gara "coтрие, ветка, хвойное дерево", урал. kara "шип, ветка, хвойное дерево";
  3. kor-/kor- "журавль" : алт. (kara- /kuru- "журавль"];
  4. kar(a) "берег, край" : алт. kira край, предел, горный гребень";
  5. ñarʌ- "огонь, пылать" : алт.[naRa- "солнце");
  6. kūr- "антилопа, олень" : алт. [gūra "самец антилопы"];
  7. murʌ- (при варианте muṟʌ-) "ломать, разбивать" : урал. mura./mura "хрупкий, ломкий";
  8. ēr- /ere- "сиять, пылать" : алт. jaru- "светить, сиять";
  9. ūr- "таять, плавиться" : алт. ūRu- "тем".

драв. ṟ:

  1. iṟ(a)- /eṟ- "ломаться" : урал. erä-"разваливаться, часть, доля", алт. [ärü- "распадаться, растворяться, таять";
  2. ēṟ- "самец" : алт. ērä "самен";
  3. ēṟ- "подниматься" : алт. örä/or/a/- "подниматься, восходить";
  4. kaṟ (варианты: kār/kār̤ ) "черный" : алт. Karä "черный";
  5. māṟ (вариант mār̤-) "детеныш муж. пола" : алт. [miarä- "выхолить замуж");
  6. muṟʌ-"скручивать, вращать" (непалатализованный вариант: mari-) : алт. [монк. muri-, тунг. möri- "поворачивать, крутить"];
  7. реṟ- "подбирать, собирать" : алт. bari- "брать в руки";
  8. neṟṟш "лоб, перёд" : урал. nēre "перёд головы" (геминация связывается с ларингалом).
  9. (Алт. и урал. реконструкции даются в досингармонической форме - см. ниже.

[2] В то же время драв. r̤ не обнаруживает подобного позиционного распределения и, несмотря на предполагаемую вторичность его в ряде случаев, в основной массе ностратических корней может указывать на особую протофонему. С другой стороны, по-видимому, алт. не удается объяснить из сочетания -rj- как ваиду сохранения этого сочетания в уральском ( в то же время алт. в уральском обычно соответствует r ), так и ввиду специфического рефлекса этого сочетания в картвельском (rj > грузин. - зан. r со сван. l). Хотя непосредственные соответствия алт. r : драв. r̤ почти отсутствуют (в подготовленной автором части словаря встречается лишь одно такое сближение: драв. īr̤- (вариант īr-) "тащить, волочить" : алт. ira- "тащить, волочить"), однако отсутствие противоречащих сближений (такие параллельные факты, как kaṟi/kaṟi "овца" и paṟi-/pari- "рвать, ломать, расщеплять", соответствующие алтайским kur'i- kor'i- "ягненок" и p'ör'ü-/p'ür'ü- "рвать, дробить, растирать" объясняются, по-видимому, нейтрализацией противопоставления r̤ и ṟ в позиции перед гласным переднего ряда) делает принятие протофонемы r1 алт. r1 , драв. r̤ очень вероятным.

Вторая группа изменений ностратических реконструкций (рефлексация T)

Изменения реконструкций, связанные с уточнением рефлексации ľ. Эти изменения явились результатом преобразования системы соответствий, которое стало возможным, как показывает анализ статей Словаря, после уточнения уральских и картвельских реконструкций, приведшего к доказательству регулярности ряда: алт. - ľ - : урал. - ľ- : драв. - ḷ -картв. l1 (грузин. -зан. сван.) Данный ряд был отмечен уже в Материалах (без уточнения картвельской рефлексации), но подробная обработка сравнений проведена лишь в Словаре:

Третья группа изменений ностратических реконструкций (ларингалы)

Изменения реконструкций, связанные с восстановлением ларингального: ǵu/nH/i (ǵ/u/nʌ), ǵolHʌ (ǵ/ʌw/(hlʌ, baHli (balʌ), baHʌ, be/rH/u (burʌ), bur(H)ʌ (bara), ĆuHʌ (ćʌwʌ), bol?i (bolʌ), c̣äche (c̣/ä/jʌ) и др.

В большинстве случаев эти новые реконструкции опираются на регулярность связи восточноностратических (особенно уральских и алтайских) и картвельских долгот с и.-е. и с.-х. ларингальными (дравидийские исключения были объяснены автором как результат компенсаторного удлинения, последовавшего за редукцией конечного широкого гласного5).

Важным также является установление согласного (гортанная смычка) в середине слова, что приводит к признанию его функции в качестве нормальной согласной фонемы.

Несомненно, реконструкция ларингальных является одной из самых гипотетических частей ностратической реконструкции. Однако как бы ни развивались дальнейшие изыскания, исследователю всегда придется считаться как с наличием определенного параллелизма восточноностратических долгот, так и с такими непосредственными соответствиями, как:

Четвёртая группа изменений ностратических реконструкций (сибиллянты и аффрикаты)

Основные изменения в системе соответствий сибилянтов и сибилянтных аффрикат сводятся к уточнению их рефеексации в семитохамитском, см. таблицу: ?? Относительно рефлексации ностратич. z в семитохамитском ясно, что автор на последних этапах разработки своей теории придавал большое значение таким соответствиям, как: c.-x. šlm "быть целым, здоровым; благоденствовать" : и.-е. selḫ- "благоприятствовать, счастье", алт. ǯōľ (счастливый) путь, счастье" (ср. Материалы: "благоденствовать), - и признал ошибочным предположение о переходе ностратич. *z. с.-x. z. Последнее предположение основывалось лишь на одном соответствии: с.-x. z(ḥ)l- "полати, скользить"; картв. zirt- (мегр. zirl- "скользить, соскользнуть, спотыкаться"; сван. li-zerṭ- "поскользнуться, скользнуть"); и.-e. (t) sel- "полати" (Pok. 900) ; алт. ǯil(a)- "ползти, скользить" (см. Материалы: "польти"). Однако наличие в последнем др.-грузин, ʒura "покзать, пресмыкаться" (совр, грузин. ʒroma "ползать, лезть") делает возможным считать карты. z в этом примере вторичным результатом фрикативизация ʒ.

Сложность разделения ностратич. z и ʒ усугубляется, однако, неясностью их индоевропейских и уральских рефлексов 6: если и 3 давали и.-е. s и урал. s , то различие между этими рядами соответствий держится лишь на семитохамитско-картвельских соответствиях. За пределами соотношения звонких сибилянтов и аффрикат система соответствий сибилянтов и сибилянтных аффрикат приобрела относительную завершенность и устойчивость.

Изменения произведены в основном в связи с уточнением семитохамитских й частично уральских реконструкций, что видно из сравнения соответствующих статей в Материалах и Словаре:

Ностр. ḉ:

    Материалы: ( /ć/ ) и.-e. *sk̂el-"прыгать" ( Pak. 929) алт. *č/e/lä- (тунг.: эвенк. čälǟ "спотыкаться"; корейск, čjel- хромать") урал. *ćelʌ- "прыгать" ( Wichmann 11, 192).
    Словарь: ? c.-x. ṣl- "прыгать" (араб. ṣwl "прыгать". Вероятно, расширение двухконсонантного корня *ṣl-. Чад.: хауса tsállḗ m. прыжок") и.-е. (s)ǩel- "прыгать" урал. ćelʌ- "прыгать" ? драв. [cEl-ai "источник, водопад"] алт. [ č/e/lʌ"хромать, спотыкаться"].

Ностр. ć:

  1. Материалы: с.- x. */ś/n, w/ś/n (Greenb. 58) картв. *c1an-/c1n- (Кл. 229) (знать 3').
    Словарь: с.-x. s(j)n "знать" (египет. śwn , вероятно, метатеза из *wśn, бербер. *sjn, чат. *sjn. "Совокупность египет, и чад. данных указывает на с. -x. *s-: египет. ś- предполагает исходный 's- или š a чад. формы не могут восходить к š-, дают ему латерализованный s̯ в группах батамарги и котоко". См. Сл. 44) картв, c1an-c1n- знать".
  2. Материалы: с.-х. *ḳš-/ḳs- "резать" о картв. *ḳc - (сван. ḳč- "отрезать" *k̂es- "резать" урал. *k/ä/ćʌ "нож" ? алт. *k/ä/sä- "резать" ( "резать 1").
    Словарь: с.-х. qs "резать, бить, ломать" (варианты qṣ- и ks- рассматриваются как результат противоположных выравниваний) картв. резать, рубить"] и.-e. k̂es- "резать" урал. käćʌ/kećä "нож, острые" драв. kase - "кусать, жалить" из алт. [k'äsä- "резать"].
  3. Материалы: (c̣) ? c.-x. ḳ(w)ṣ- "корзина" и.-e. kuas- "плетенка, короб" урал. kośʌ "короб из березовой коры" ( Coll. 90-91) ("короб").
    Словарь: ? x-c. qwṣ/k(w)s "плетеная корзина" (с.-х. варианты, повидимому, в результате противоположных выравниваний из *qws, ср. предыдущий пример) и.-е. kuas- "плетеная корзина, плетеное изделие" урал. kuća-/koćʌ- "берестяная корзина, берестяной сосуд" (изменение реконструкции в результате привлечения саам, и хантыйск. данных, ср. Coll. 79).

В эту же группу соответствий входит и пример, в котором в Материалах c.- x. соответствие рассматривалось как аномальное:

  1. Материалы: ? "бить" skep- "рубить, бить" урал. ćарра- "рубить, бить" алт. *čарʌ-"рубить, бить драв, cava- обрубать".
    Словарь: с.-x.[sP- "бить, ударять") n.-e. skep-"расщеплять" урал. ćарра- "рубить, бить" со алт. *čap(a)-"бить, рубить" го драв. [ cava- "pyбить"].

Одновременно уточнение реконструкции уральского соответствия семитохамитскому śhr "светлый; луна" (на основании ненецк, sē̱r "белый", энецк. sara'a, селькуп. ser, камасин. siri, койбал. syry; тайги kyrr, мотор. kir, kir, при фин. sarasta- "светать", эстон, sõra, sära "луч", sõra-, sora-, sora- *блестеть, сиять", восстанавливается урал, š́/a/rʌ - в Материалах: урал. ćōra) переводит этот ряд соответствий, который был едва ли не самым сильным аргументом в пользу вхождения с.-х. ś ностр. ряд ć, в число фактов, подтверждающих реконструкцию ностр. š́.

Аналогично с. -x. św "сушить, жарить" (сопоставлявшееся ранее с картв. c̣1w- жечь, гореть"), по-видимому, рассматривается теперь автором в ряду соответствий: урал. š/o/š́ʌ-"сохнуть" ( *š́oš́ʌ,- в результате диссимиляции) картв. šuš-"сушить, сохнуть" и.-е. saus-sus- "сухой".

Вся эта цепь преобразований приводит к тому, что, с одной стороны, единственными надежными соответствиями ностратич. рядов ḉ и ć оказываются c.-x. ṣ и s , с другой, - становится более полным ряд соответствий, обозначаемый символом š́ : с. -х. ś картв. š и.-е. урал. š́ драв, с, (дающий к- в сев. драв.) со алт. s1 (см. ниже).

Пятая группа изменений ностратических реконструкций (вокализм)

Наибольшее число изменений падает на реконструкцию вокализма. Здесь произведены изменения двух родов: а) уточнение в ряде случаев вокализма первого слога и б) попытка реконструкции гласных второго слога.

Реконструкция гласных второго слога строится в основном на материале уральского и алтайского и поддерживается соответствующими фактами индоевропейского и дравидийского. При этом автор на основании анализа сингармонических вариантов восстанавливает досингармоническое состояние алтайских и уральских языков. Наличие в алтайских языках в ряде случаев переднерядных и заднерядных вариантов основы свидетельствуют, по мысли автора, о том, что в период, предшествующий сингармоническому, первый и второй гласный основы относились к разным рядам. Это в дальнейшем устранялось обобщением в одном случае ряда первого слога, а в другом - второго. Ср. например:

1. алт. orä "подниматься восходить, входить": *or/a/- (монг. или *оrо- "входить"; тунг. *ora нанайск. ojā "верх", эвенкийск, оrо- "взбираться, залезать"; корейск. ori-, oru- "подниматься", orom, ora̱m "ropa") *örä. (тюрк. ör(ä)-: якут. örö "вверх", др.-уйгур. ör-/örä- "подниматься"; монк, письм, or-ni- , халка окпо-"расти, увеличиваться").

2. алт. "черный": *Каra (тюрк. *Кага: монк. *kara) "Kärä (тюрк.: афшар qȧrȧ, азербайджан. диал. gärä, турецк. диал. gere;монг.: бaоаньск. (xära).

3. алт. kfar'ä "кора": *Kār' < "Kar'ʌ (тюрк.: хакас. kās, др.-уйгур. (Кашгари) qāz "кора", азербайджан. gazmay "корка хлеба, оставшаяся на стенках печи") as* K'E/r'ä/- "кора" (тунг. *xärä-ktä "кора, кожа"; монк. (с вторичным огублением) *köri- sü(n) "кожа, корка").

4. алт. küda- "свойство, свойственник": *kuda- (монг. *kuda "сват, родитель одного из супругов по отношению к родителям другого" и т.л.) küda-(тюрк, *küδä-γü "зять, муж младшей сестры или дочери").

5. алт. muri- "поворачивать, крутить": "mary- (монк, письм, muri- халка muri-"идти в сторону", тунг.: нанайск, more-крутить") as "more- (тунг.: маньчжур. muri- (переднерядн, и ) "вращать, натягивать", ульч. maru- крутить, вить", эвенкийск, mura- (3 sg. aop. maru-rä-n) "повернуться в полоборота", muräktä, marumä "круглый (и плоский)

6. алт. t'api- "быть, ковать": *tapy- (тюрк. *tap-la "острить клинок"; монг. *taγa-ri ( < *tapa-ri-) "резать, отбивать"; тунг. *tapi- "ковать") *täpe- (тюрк. *täp(i)- "пинать, лягать"; монг. *teγi-); тунг.: эвенкийск. tapti- "бить (о стреле, пуле)*, täpū- убить (оленя), разломать, разорвать"). И др.

Введение досингармонической реконструкции алтайского вокализма позволило освободиться от алт. *у (первого слога) и рассматривать соответствующие основы как разнорядные с*-i- в первом слоге и гласным заднего ряда во втором. Первичность гласного первого или второго слога в сингармонических вариантах устанавливается на основании ностратических соответствий.

Подобными соображениями руководствовался, по-видимому, автор и в реконструкции досингармонического состояния уральских языков. Следует заметить, что в этой языковой семье наблюдается большая последовательность и определенная языковая отнесенность того или иного отражения разнородных следующая возможность говорить о том или ином направлении ассимилятивного процесса (или, по крайней мере, об определенной предпочтительности выбора одного из сингармонических вариантов:

Слова типа: Cä/eCa-

1. урал. säpa- желчь": *sapa- (фин, sape ) * säpä-(сам.(сев.) saṕpe, мордов. (мокшин,) śäpä (эрзян.) śeṕe ).

2. урал, tälva- "зима": *talva- (фин. talvi ) *tälwä-(сам.(сев.) delve, мордов, (мокшан.) fall, (эран.) t'eľe ).

3. урал. äla- - отрицательный глагол: *ala- (вепс. ala/al-, лив, ala/ al- ) äla- (фин. саам. Ale/ale, мордов. iľa).

4. ypaл. eśA- "жить": *aśʌ- (фин. ase- "готовить парную баню "4" устраиваться", asu- жить, проживать", фин. âsé-ttà (caus. )"ставить,класть.", aseta "местоположение", вод. ase̱-b (3 sg. pres. ) "оседает, отстаивается (пиво)") *eśʌ- (морда. (мокшан.) ezәm, (ероян.) esam место, лавка у стены").

5. урал. kućа- кончик, острия": "kaća- (фин. kasa "выступающая часть, угол", kirveen kasa "нижний (более острый) угол топора"; эстон. kaǯa, kirve kaǯa то же) *keća -(сам. "кончик, острие"; венгер. heģy, hëģy "кончик, острие; гора").

Слова типа: CaCo- На подобных соображениях основано и восстановление о второго слога в уральском. Предполагается, что наличие в различных уральских языках вариантов корея с гласными а и о в первом слоге свидетельствует о том, что в языках, где представьен о, произошла лареализация под влиянием гласного второго слога, затем отпавшего:

1. урал. это- "утро": *аmʌ- (фин, aamu "утро", ст.-фин. aamut, вепс. аamu "давно". С вторичной долготой.) *omа- (саам.(сев.) oames "поношенный, старый", oabmed "в старину"; мордов, (эрзян.) umokr "давно").

2. урал. kamo- "горсть, пригоршня": *kаmа-(фин. kahmalo, велс. kahmol, лив. kōmal "пригоршня из двух ладоней", h вторичен, более древняя форма, вероятно, в фин. диал. kamalo, эстон. kamal) *koma-(саaм. (сев.) ģoabmer "пригоршня"; мордов, (мокшан,) komār, (эрзян.) komoro полная горсть").

3. урал. mano - "отгадывать, заклинать, говорить": "mana- (фин. ma- эстон, mana-, топа-"заклинать, проклинать") mona- (саам, (сев. ) moanâ- "предполагать, отгадывать" [вокализм 2-го слога, по-видимому, вторичен], мордов, (мокшан,) mәńa-, (эрзян,) muńa-(по-видимому, преобразование мордов. *muna- mona-)" колдовать, ворожить").

4. урал. ńаmо-"сжимать, хватать": *ńamʌ- (коми ńam- yrt - "сжимать, хватать") (?) *ńomʌ- (саам. [Лулe] nioamo- "хватать, схватывать").

5. урал. "tammo-дуб": "tammaʌ-(фин. tammi, эстон. tamm "дуб") tomma- (мордов. tumo, марийск. (горн.) tum, (лугов,) tumә "дуб", пермь. *tuрu (Лыткин 216) "дуб").

6. урал, tajo- "сгибать, складывать, ломать": *taiʌ- (фин. tai-: taimi "кривизна", taipuʌ "сгибаться, наклоняться", taitta- "ломать") ro*toja(caam, doaggje- "складывать, сгибать").

7. урал. kanto-"крышка": *kamte- (фин. kansies kante- крышка, переплет") *komla-(сам. (кольск.) ģyõm'de "поверхность"; мордов. kundo крышка", марийск. komdy's крышка", коми śin kud "веко").

8. урал, śalmo- "пролив": *śalme- (фин. salmo- ) śalma- (саам. čoarbme ).

9. урал. pašto- "жарить, жечь": "pašta- (фин. paahto- "жарить, жечь", (диал.) pahta-то же, и др., см. SKES 446) *pošta- (мордов. (можно.) puštә-, (эрзян.) pušto "жарить").

10. урал. kaiwa-рыть, черпать, бросать": *kaiwad вепс. kaiva-, эстон. kaeva-"копать , рыть и др.) koiwa- (саам. (сев.) ģoaiva (кольск.-Кильдин) koajve-( < *koiwa) черпать, рыть", но мордов. kaja- "бросать" с а).

11. урал. šarwo- "редкий": *šarwa-(фин. harva, карел, harva, лив. ōra, вепс. harv ) šarva- (мордов. (мокшан.) šară, (эрзян.) čuro ; удмурт. Ser (?), хантыйск. (Bax) lōrәw, (Васюган) i̯ōrәw и т.д.).

12. урал. parvo- "плот, настил": "parvʌ- (фин. parva, parva полок; хоры", эстон. perv "паром") *porwa- (саам, boaŕre, (кольск.) boarev "плот", перм. *pur (Лыткин 209) "плот").

13. урал. śavo- "глина": *śawe- (фин. save- "глина/) śowa-(мордов. (мокшан.) śovәń, (эрзян.) śovo "глина"

14. урал. ṧarvo- "port" *ṧarve- (фин, sarve-"por") *ṧarwa- (cam. čoaŕve, морлов. śuro, марийск. šur, перм. śur "por") ( < и.- е.).

(В примерах типа 10-1 4 автор, по-видимому, не исключал также влияния на вокализм первого слога последующего *-w-, см. Сл. 209.) Другие случаи подобного рода менее регулярны.

Восстановленный таким образом вокализм второго слога в алт. и урал. приведет к следующей системе соответствий:

Ностр. -ä: алт. -ä ~ урал. -ä

Ностр. -ä алт. -ä урал. -ä.

Ностр. -i: алт. - урал. -e

Ностр. -u: алт. - u урал. -о

Аналогичные соответствия показывает и дравидийский:

Ностр. -а

Ностр. - i

Ср. в дравидийском также ряд косвенных свидетельств о вокализме второго слога (см. выше). Косвенные следы вокализма сохраняются в различии трех рядов гуттуральных в индоевропейском. Следует отметить, что работа над реконструкцией вокализма второго слога, по-видимому, не была завершена. Помимо четырех приведенных выше рядов соответствий (а, ä, i, u ), автор, вероятно, предполагал наличие в ностр. также - е, -ü , Однако основания их реконструкции остаются неясными: -o восстанавливается в ностр. nat / "свойственница" (урал. nato "сестра мужа или жены" драв. nāttʌ-/nātʌ- "сестра мужа, жена брата"). Можно думать, что наряду с специфическим сохранением -о в уральском, основанием для реконструкции ностр. -о, а не -u служила долгота в дравидийском. Ср. замечание автора: "Долгота в прав. является, по-видимому, результатом редукции широкого гласного 2-го слога (ср. урал. -о) ". (Сл. ч.II).

Неясны основания для реконструкции -е, а не - i в ностр. menu- *ступать" (и.-e. men- наступать ногой, топтать, мять урал, mane- идти"). (Может быть, общие положения о структуре глагольной основы? Положение о наличии в ностратическом двух типов глагольных основ: на -а и на -е - выдвигалось В.М. Иллич-Свитычем, во всяком случае, на более раннем этапе разработки ностратической сравнительной грамматики).

Ностр. -ü не отмечается ни в одной реконструкции в написанной автором части Словаря. Однако о том, что В.М. Иллич-Свитыч предполагал его существование в ностратическом, говорят те словарные статьи, в которых реконструируется - U (т.е. - и или - ü ). В некоторых случаях имеются прямые авторские указания на такую возможность, например: "Ауслаутный лабиальный (*и или *ü) представлен в урал. (-ü) и, по-видимому, оставил следы в и.-е. (Сл. 162).

Большую ясность относительно теории ностратического вокализма 2-го слога можно будет получить, по-видимому, лишь с завершением работы над вторым томом публикации после тщательного анализа материала, оставшегося в картотеке.

Таковы некоторые существенные моменты развития ностратической сравнительной фонетики, осуществленного В. М. Иллич-Свитычем в данной работе9.

Взаимодействие ностратики с дочерними разделами компаративистики

Нельзя не коснуться, однако, еще одной стороны издаваемой работы. В.М. Иллич-Свитыч считал, что "ностратическое языкознание" не только использует достижения индоевропеистики, уралистики, алтаистики и т.д., но и "само должно во многом способствовать развитию этих разделов компаративистики, так же, как , например, индоевропеистика способствует развитию германистики, славистики, кранистики" (стр. 2). Рядом своих работ он продемонстрировал огромную эвристическую значимость "ностратики".

Данный труд продолжает в этом отношении традицию предшествующих работ автора по частным сравнительным грамматикам, явившихся предварительным этапом к построению сравнительной грамматики ностратических языков. И сама ностратическая сравнительная фонетика строится уже с учетом ряда новых положений, введенных В.М.Иллич-Свитычем в частные сравнительные грамматики отдельных ностратических языковых групп.

Уточнение праалтайской фонетики

Одним из основных положений, завершение доказательства которого (как в результате внешнего сравнения, так и в результате построения законченной системы в самом алтайском) мы находим в настояшей работе, является троичность рядов смычных в алтайском праязыке.

По отношению к гуттуральным она основана на следующих соответствиях:

Троичность дентальных строится на соответствиях:

В предлагаемом исследовании В.М. Иллич-Свитыч выдвинул предположение и о троичности алтайских лабиальных (специальная работа на эту тему им не была написана). Материалы словаря и картотеки показывают, что три лабиальных реконструированы им на основании следующих рядов соответствий:

Этимологии, положенные в основу реконструкции и b, общеизвестны: это те сближения, исходя из которых восстанавливают (соответственно) алт. р и b. Существенно новые факты отражает реконструкция алт. р . Она опирается на соответствие в ряде слов монгольскому h- < -*p- ) и тунгусскому - тюркского b-, который, однако, в юго-восточных и частично в огузских, кыпчакских и тувинском языках отражается как р- , при наличии в системe b- (что интерпретируется автором как факт сохранения слабого пратюркского р-):

1.тюрк. "pǖj- "дуть" (уйгур. (Катанов-Менгес) püjla-, турфан. ( Le Com ) pǖla- "дуть", ср. также тюрк. *pūγ, "пар, испарение": каракалпак. pay /buy; pulan - "испаряться", туркмен, būγ, турецк, buğu и др.) монк. hüj- "дуть" (ср.- монк. MA hüi̯le- kü "дуть") тунг. *pȫ- "дуть" (эвенкийск. hū(w)-, эвен. hū(w)-, негидал. χu- , солон. ū̀gū̀-, ульч. рu- oрок. puj-./pu- нанайск рu- "дут", ср. также эвенкийск. huju-, эвен. hujse-, негидал. χuju-, ороч. xujči-, улич. pujsi-, урок. puj-, нать"). найск. pussy; маньчжур. fuji- "купить"

2.тюрк. *pus- "пар, испарение" (турецк. pus"пар, легкий туман", кумык. pus, башкир. boş "пар"; ногайск. puslan- , тувин, bustal-, башкир. boşlan- "испаряться" и т.п. ) тунг. *pus- "дуть" (эвенкийск, hus-, 3. л. huston "задуть, погасить", маньчжур. lusy- "дуть, брызгать"

3. тюрк. *peś- "вариться, созревать" (др.- уйгур. QBN pyš- "зреть, поспевать"; Rbγ pišür- "приготовлять (пищу), варить"; уйгур. (хотан.) piš-, püš-, püšür- зреть, созревать, поспевать", (хамийск.) peš- "вариться, зреть",pešür- "варить (пищу)"; турецк. piš- "вариться, печься; преть, созревать"; pišir- "готовить"; казах. pis- "вариться" , ногайск. pis- вариться, готовиться, спеть"; pisir- "варить, готовить ; туркмен, biš "лечься, готовиться", bisšr- "варить, печь, готовить"; якут. bus- "вариться"; чуваш. piś- вариться", pĕśer- "варить") монг. *his- "заки- сеть" (монг. письм, isģe-, esģe-, isģü-, eģu- заквашивать, закисать , калмыцк. is- "прокисать").

4. тюрк. *pēliŋ- "бояться" (др.- уйгур. (брахми) pǟvliṅiä-, турецк. диал. (Анталья) pelin "заяц", (Измир) peŋilde- "бояться"; при др.-уйгур. (турфан.) bäliŋlä "содрогаться от ужаса, сильно испугаться"; турецк. belin изумленный, ошалелый", (сев.-вост.) bẹline "бояться", казах, beliŋ al- быть испуганным (о лошади)" и др.) го тунг. *pǟl- не сметь" (эвенкийск. hēl- "не посметь").

Тюрк. р- автор реконструирует и в тех случаях, когда данные других алтайских языков, подтверждающие эту реконструкцию, отсутствуют:

1. тюрк. *pūt "бедро" (далее тувин. but, (Castrén) put "нога", хакас. put "бедро", уйгур. put, узбек. put "нога"; киргиз, but "нога", каракалпак. put "лога, ляжка"; ногайск. руt, башкир. bot, татар. bot, (мишар.) pot "бедро", кумык, buḓ "голень', туркмен. būt, азербайджан. bud, турецк. but (budu) ляжка".

2. тюрк. *pürγä "блоха": ст.-турецк. büre, püre, турецк. pire; гагауз. parä; др.- уйгур. (Кашгари), уйгур., чагатайск. bürģä; киргиз, bürģö, казах., каракалпак, bürģe, египетско-кыпчак, bürä и т.д. "Огуз. p-/b- указывает на *р- *(Сл. ч. II). Но монк, bür(ä)ģä : ср.-монк, bǖģe блоха", монк, письм. büreģe "клеш", халка bǖrģə "вошь", монгор, būrģe, калмыцк, bǖrģə, bǖrüģ "блоха". Противоречие между тюркской и монгольской реконструкциями объясняется наличием уже на алтайском уровие двух вариантов этой основы, что подтверждается и другими ностратическими соответствиями (см. Сл. ч.11).

В отличие от традиционного представления автор исходит из предположения о наличии в алтайском двух сибилянтов. Наряду с обычным В.М.Иллич-Свитыч реконструирует алт. (вероятно, = ś ), который дает 3 в чувашском и маньчжурском в начале слова (в эвенкийском в этом случае диалектно выступает ś ), в монгольском s1ʌ- цвет sj-,

В середине слова эта фонема, возможно, давала в чувашском и в остальных тюркских языках:

1.чуваш. šurә "белый" ( < *šār- ст.-венгер. sán sār- "желтый"), турк- мен. sāru "желтый", узбек, (xop.) sāry, (Kašg.) sāryγ, турецк, sary желтый, бледный монк, письм, sira, халка šarә, калмыцк. šarә, бурят. šara, могол. (Leech) šīta "желтый" ( *si̯ār- ) по маньчжур. šera-, šera- "стать белым", šari "белый, чистый, светлый, блестящий", эвенкийск. se̱re̱me̱, (учам.) śe̱re̱me̱ желтый".

2. чуваш, šur "болото" ( <*šār'-> венгер. sár- "rpязь"), šurlăh "болотистая местность"; туркмен, saz "болото", sazilik "заросли камыша, камыши", турецк, sāz "тростник, камыш", sāslik "место, поросшее камышом, болото", узбек. saz "болото", каракалпак. "глина" и т.д. по монг, письм. siruγa, халка šoroj, šorō "пыль, земля, почва", калмыцк. šorā, šorǟ земля, песок, пыль", бурят. šoroj ( *si̯ar-) (из монг. эвенкийск. sirugi "лесок, песчаная отмель на реке" и под.).

3. др.-уйгур, söl, sül "сочность; сок (в дереве, в мясе)", татар. (казанск.) sül "сок (в клетках, тканях животных организмов) ; сыворотка", kelly sül "сукровица"; сары-угур. sәl "кровь (барана)" монк. письм, silän "суп", сред.-монк. (МА) šilän "суп", (IM ) šilä, (IIY ) šülän; халка šöl(ön) "суп, бульон"; калмыцк, šölṇ, šülṇ (реже šilṇ ); бурят. šülen "суп"; ордос. šölö "мясной бульон", ойрат. šölün; монгор. solō ( *si̯ul- ) маньчжур. šula "мутная жидкость, сок плодов", ńaki šula "сукровица". (Маньчжур. sale "суп" и соответствующие лексемы в других тунгусо-маньчжурских языках, по-видимому, из монгольского).

4. чуваш. šyv "вода", др.-тюркск, sub, туркмен, suv, якут. ū ( *suu̯), узбек, suv, турецк. Su, уйгур. su,башкир. hyu и др. "вода".

Можно предполагать, что развитие ?, по крайней мере в тунгусском и монгольском, было аналогично монгольскому развитию мягких сонантов, т.е, s1ʌ> si̯ʌ> šʌ (в маньчжурском и, возможно, в чувашском). В монгольском на второй стадии процесса, так же как и в сочетании с мягкими сонантами, повлиял не на предшествующий согласный, а на последующий гласный, что привело к замене гласного заднего ряда гласным i (s1ʌ> si̯ʌ> si ср. аналогично n'ʌ> ni̯ʌ> ni). Такая интерпретация данного процесса позволяет объяснить наличие вариантов с отклонением от регулярного соответствия: маньчжур. : монг. š (s1ʌ- >) si- : чуваш. š, - ср. наряду с монг. sira и др. "желтыно монк., ср. монг. sara "луна, месяц", халка sarә, бурят. hara, калмыцк, sarә и др. "луна, месяц", наряду с маньчжур. šuia "сок, сукровица" маньчжур. sulhu быть влажным.12

Значительно более сложной кажется проблема восстановления алт. ? в неначальной позиции. В Материалах и черновике Сравнительной фонетики автор усматривал рефлекс этой алтайской фонемы в ряде: чуваш. -ś- тюрк. -š- Однако в большинстве случаев этот ряд отражает развитие алтайского сочетания -ľč- :

1. чуваш, śimәś "плод" ( *jimüľč венгер. ģyümöles ) другие тюркские jemiš (турецк. yemiş "фрукты", др.-тюрк. jamiš, туркмен. ijmiš и т.д.).

2. чуваш. - ăś - показатель рефлексива по остальные тюркские -ʌš- показатель рефлексива (<-yľč- ) : монг. - lče- - показатель кооператива (ср.Сл. ч.II, lip'a ; пример приводится ниже).

3. чуваш. xyś- чагатайск. qašy, ст.-кыпчак. (Cum. ) kaššy-, kašša-, туркмен. gašu-, gašu-, турецк. kaşi- "чесать, скрести" ( *Keľ- čy- ) : монк, письм. qal-či- "соскабливать с кожи волос" (см.Сл. 156).

4. туркмен. ašïq "игральная кость", чагатайск, аšuq, киргиз. ašïq "игральная кость (альчик)" и др. ( < alču-k) : монг, alču "плоская (вогнутая) сторона игральной кости (альчика)", калмыцк. alcә то же.

Одна из двух алт. основ, в которых автор реконструировал алт. s. в неначальной позиции в Материалах и черновике Сравнительной фонетики: k"as1i ( kašy ) "чесать", - в Словаре реконструируется с сочетанием -ľč- (ср. выше 3, см. Сл. 156). Таким образом, в качестве подтверждающей данное соответствие, вероятно, остается лишь упомянутая выше алт. основа pes1ʌ "вариться, закисать, созревать" (тюрк. peś- "вариться, созревать" о монг. his- ). Соответствующая статья не была написана автором, но указаний на изменение первоначальной трактовки ни в тексте Словаря, ни в картотеке не обнаружено. Восстановленное в алтайском различие сибилянтов подтверждается на ностратическом уровне (см, Сравнительно-фонетические таблицы).

В отличие от традиционного положения алтаистики о возможности в праалтайском в начале слова лишь носовых сонантов j В.М. Иллич-Свитыч предлагает реконструкцию начального алтайского l, который устанавливается на основании соответствия туиг, l- (эвенкийск. l- : эвен. n- : солон. l- : негидал. l- ороч. l- : удэйск. l- : орок. l- : ульч. l - : нанайск. l- : маньчжу l- 13) монг, l-> n-(спорадически сохранен в некоторых южномонгольских языках). В тюркском алтайские сонанты n-, ń-, l-, j- и аффриката ǯ- совпали в j-:

1. алт. lарʌ- "плоский, лист": тунг. *lap(ʌ)- (орок. lapu(n) "то место на лыжах, где ступает нога" плоскость : эвенкийск, диал. (зап. ) lap-ta-kta гладкий, плоский, ровный", lap-lu-ra- "сплющиваться, лежать плашмя". В других эвенкийск. пиалектах с n-<*l-; napta-"растилаться, равнина", naptama "плоский, ровный". С умлаутизацией: удэйск. näptäliģi "плоский", эвен. näрtämä "ровный") монг. *lab- či(n) ( *lap - ti- ) "лист" (дагур. larče, вост.-монг. (харчин.) läbš, (барин.) läwč, монгор. Labšǯi , дунсян. lačyn, баоаньск, labčop сред.-монк. nabčin, моиг. письм. nabči, ордос. nobči, халка nobčĭ, калмыцк. napčĭ ) тюрк. *japy- "плоский", *japy - r-γak "лист" (азербайджан, japyγ "плоский, приплюснутый", туркмен, japy "склон" - "пологий". Др.-уйгур. jopyrγag, каракалшак. žapyrak, татар, jafrak, туркмен. juprak и ар. "лист").

2. алт. lipa- "прилипать, липкий, вязкий": тунг. *lipa- (маньчжур. life- "вязнуть в грязи", life- xen "грязь, ил", нанайск. liwä вязнить", улич. live-, lipanči- "вязнуть", lipan "топь, болото", урок. livin "лужа"; эвенкийск. (зейск.) lipa- "обмазывать") монг. "niya- (< *nipa- ) прилипать" (сред.-монк, монк, письм. niga- "прилеплять, приклеивать", niga- Idu "прилипать"; ордос., халка по-, монгор. niā-, бурят. ńā-, калмыцк, nā-, могол. niō-ldu-) тюркск. *jai- p(ʌ) - (и refl. *jap-yľč- ) (тувин. čур-уš. "прилипать", др.-уйгур. (Кашгари) japuš- /japyš- "прилепляться, присоединяться (к комулибо)*, казах. žbys-, татар, jabyš- "прилипать"; туркмен., азербайджан. jap- "лепить", турецк. yapiş- "прилипать"; чуваш. śip-ǎś- "прилипать"). (В тюрк. переход у > а в первом слоге, объясняемый автором влиянием гласного второго слога.

3. алт. lükä- "протыкать": тунг. *lükʌ- или *lökʌ- (нанайск, luk - tu насквозь", luk-tuä "пробитый, продырявленный", luk-tu-li- "продырявить"; урок, lyktos "насквозь") монк. *nüke(n) дыра" (сред.-монг. niken "яма, могила" (cp. MNT nüke-le-, MA nüke-t- "протыкать"), монг. письм. nüken (nüce-le- дырявить"), ордос, пике, дагур, nu̇ģu̇ халка nu̇xә, монгор, nоkuо, бурят. nu̇xeŋ, калмышк. nükṇ ).

4. алт. lāmu "болото, море": тунг. *lāmu "море" (эвенкийск, lāmu, (диал.) lām, nām" море, озеро Байкал", негидал. lam, эвен. nām, нанайск., урок, пати (арок. "большая волна"); удэйск, ороч, пати, ульч. nāmu, маньчжур. namu) монк. *namuģ "болото" (монк. письм, namig/namag, халха бурят. namăģ, калмыцк, namăģ (болото, пруд") ).

5. anr. loka/luka "рысь, песен, собака": тунг. *lukʌ /lokʌ (эвенкийск. зап. (нэп. ) luku "голубой песец", ороч. (Протодиаконов) loke "рысь", маньчжур. luka "рысёнок") монк. *nokia(i) "собака" (сред.-монг. noqai(MNT pl. noqo-t < "nova-d ), монк. письм. нoqai, ордос. nохö, дагур. noy, халха nоxăē, монгор, nохuē, бурят, (алар.) nохö, калмыцк. дербент.) nахǟ, могол. noqȧi ).

6. алт, lona-"изгибать, наклонять": тунг. *loŋ-kī (эвенкийск. loŋkī- "изгибаться", (зап.) loŋkī "подвеска для крюка, крюк", (вост.) luŋkin- "наклонить голову") монг. *toŋģa- (монг, письм, toŋģoi- < *toŋģa-ji; халха, бурят. toŋģoi - "наклониться, согнуться", монк. письм, toŋģue- перекувыркнуться", В монг. диссимиляция n- > t-).

Первичность тунг. начального l- подтверждается ностратическими соответствиями:

Уточнение прадравидийской фонетики

В области дравидийского сравнения следует учитывать два момента, отличающие предлагаемую в Словаре реконструкцию от традиционной.

1. Реконструкция ряда звонких геминат: *bb- (на основании соответствия: тамил. -pp- канада -bb- телугу -bb- отражи - bb-, -pp), ḍḍ- (тамил. -ṭṭ- каннада -ḍḍ- телугу -dd-"парджа -ḍḍ- куи -ṭ- ку- рух -ḍ- со брагуи -ḍḍ- ), *-ģģ- (тамил. - kk -канада -ģģ- телугу -ģģ-), *-ǯǯ- (тамил, -cс- каннада -ǯǯ- телугу -ǯǯ- куи -s- ). Например:

Позиционное (дополнительное) распределение звонких геминат с соответствующими глухими, по-видимому, отсутствует, в то же время реконструкция этих прадравидийских фонем позволяет экономно объяснить начальные звонкие ряда дравидийских языков ассимиляторными процессами.

2. Восстановление, наряду с драв. с-, драв. с1-. Первой сибилянтной аффрикате (с-) соответствует ряд: юж.-драв, с-, Ø телугу с-центр.-драйв, с-го сев, -трав. с - брагуи с-. Второй - (c1): юж.-драв, телугу с- центр.-драв. с- сев. -драв. k - ? kh- брагуи k-.

Предположение М. Эмено о комбинаторном происхождении различия между этими рядами не поддерживается В.М. Иллич-Свитычем. Эти ряды имеют разные звукосоответствия на ностратическом уровне: правидинскому с1- соответствует ностр. š́- дающий, кстати, аналогичный звуковой переход ( > k- ) в южносамодийских языках.

Уточнение прауральской фонетики

Следует более подробно коснуться реконструкции уральского вокализма, данной в Словаре.

Автор принимает в основном реконструкцию уральского вокализма Э. Итконена, добавляя урал. *ǟ, который устанавливается на основании следующих соответствий: прибалтийско-фин. ā в остальных уральских ему соответствуют те же рефлексы, что и ä (т.е. сам. а, мордов. *ä, марийские, e перм. *ê, мансийск. *ǟ венгер. e ( ä) ):

1. переходить вброд": фин, kaalaa-, карел. koala- сам. (сев.) ģalle- (< *ģälä- ), мордов. "kälә- (мокшан. kälә- "идти, пройти (по воде, снегу, грязи, траве и т.п.)", эрзян. kele- "идти вброд"), марийск. kel-"шагать по грязи, по воде, идти вброд" (3 л.ед.ч. наст.вр.: keleš - е-основа, что, по-видимому, вторично); перм. *kêl (коми kel, коми-язьвин. kelal-, удмурт. kol- "брести"), мансийск. *kǟl -( верхняя Конда kwǟl- ), хантыйск. kül-, (южн.) kit-; венгер. kel-(открытый е) "подниматься, восходить" (См. Сл. 161).

2. "гора лес": фин, vaara "гора, поросшая лесом" сам, varre- ( *wärä ) "гора" (кольск. "лес"), мансийск. *wār / wǟr ( Steinitz Wog. 172: "wǟr; конт. диал. woeoer < wǟr) "wǟre ?) "лес"!! самодийск.: ненецк. wār "сторона, край, берег (со стороны суши)", (лесн.) wār:

3. волосы, пух": фин. naava, карел. по java "лишай бородатый"; более древнее значение сохранено в заимствовании из фин. саам. (Луле) nāvva- "пух, нежные волосы" со саам. (сев. ) njave- ( "ńäwä-) "длинные волосы у шеи оленя-сампа".

4. "развилка": фин. háara "развилка" сам. sarre "промежуток между пальцами, углубление, разделяющее копыто" < *šärä ) |самодийск.: ненецк, tārkkә "отросток, разветвление, развилка" (с суффиксом -kkә ).

5. "лицо": фин. náаmа "лицо" со саам. (сев.) namme"кожа, покрытая волосами" ( < *nämä-).

6. фин. naala "обычай, вид" саам. (сев.) nalle "народ, род" < *nälä).

Уральский ё реконструируется на основании обычного ряда соответствий: прибалтийско-фин. ē саам, ic : мордов. *ä, i : марийские : перм. у : венгер. e : мансийск. *ǟ (мордов. i выступает в нередуцированных основах):

1. "язык": фин. kícle- эстон. keel (сев.) giella- мордов. *käľ (мокшан, käľ, эрзян. keľ ) марийск. (горн. ) kәl, (вост.) kiľ "струна" ( < *е, в результате нерегулярного сужения?); удмурт., коми kyl; мансийск. kelä "знание", хантыйск. (вост.) köl "слово, извести"| самодийск.: ненецк. (лесн.) sie (тундров. śō "горло, голос"), на пк. (Хантайка) siodo , (Байха) siбого; нганасан, sieja; селькуп. (Нарим) šī, (средняя Объ) sie; камасин. ši-kä.

2. "суп, бульон": фин. líeme- саам. liebmâ ( /liemâ) мордов. *ľäm (мокшан. ľäm "щи", эрзян. ľem "сало, жир") марийск, lem "суп, отвар" пермь. *lym (Лыткин 200: удмурт. lym "бульон") мансийск. *lǟm "суп, бульон"( Steinitz Wog. 176) венгер. lí/live- "бульон" ( < *lēv-).

3. "луша; расположение духа": фин. míele-wcam.miellâ мордов. ḿäľ (мокшан. ḿäľ "желание, охота", эрзян. ḿeľ "желание, мнение" перм.*myl- настроение, разум" (Лыткин 194: коми myv-kyd "разум, ум; удмурт. myl-kyd "настроение").

4. "нос, клюв": сама, nierrâ мордов *ńar" (мокшан, ńär' "рыло, клюв, нос", эрзян. ńer', "крыло; клюв, острие") марийск. ner "нос" перм. *nyr "нос, клюв, рыло" (Лыткин 195) самодийск.: нененк. ner (обычно в сочетаниях) "передняя часть, перёд", нганасан. ńara "перёд", селькуп. ńarne "передний", камасин. ńer "острый конец".

5. "глотать" фин, níeles сам. njielâ мордов. *nile- (мокшан, nile- "глотать", эрзян. nile-'r "лотать" марийск, neléš (3 л.ед. ч. наст. вр., I спряжение: е-основа) перм, ńyl- (Лыткин 195) мансийск. *ńǟl-(/ńǟl) "глотать" (Steinitz Wog. 258) хантыйск, ńel-, (южи.) ńet-co венгер, nyel- "глотать" самодийск.: ненецк. nᵫla нганасан. ńaltumi-, энецк, noddo- (<*nol-do).

Сравнение этих двух групп соответствии показывает, что долгий ?? выступает лица ?? в основах с гласным а второго слога, тогда как основы с долгим с обнаруживают во втором слоге в подавляющем числе надежных этимологий с. ?? Его дает основание предполагать, что уже на уральском уровне звуки и были дополнительно распределены в зависимости от гласного второго слога. Разрешение этой проблемы зависит от обнаружения достаточно надежных сближений с ē в ä-основах. Одно из таких сближений можно предполагать в соответствии половина, сторона": фин. suû-píeli "угол рта", pielos "край" саам. bᵫlle- "сторона, половина", мордов. *pälә (мокшан. päľ, päľĕ "половина", эрзян. paľ "половина, часть"), марийск, pel "половина, пол-", pele "половина", пермь.*pȯl (удмурт. pal "один из пары", коми pe̱l. коми-язьвин. pȯl ), мансийск. *pǟl ( Steinitz Wog, 102: pǟl Seite; pǟlt Lok. /pelt'bei (Postposition )), венгер, fél/fele-половина, сторона" самодийск.: ненецк, pēle "половина"; нганасан. fealea "половина"; энецк. (Хантайка) teđe, (Байха) terie; ; селькуп. pɛle "половина, сторона, часть", (сев.) pälek "половина, сторона"; камасин. phial "половина".

Последнее сближение дает следующий ряд соответствий для урал. ē в ä-основах: прибалтийско-фин. ē саам. æ мордов. ä марийск. e перм. *ȯ венгер. ē/e (ǟ/ä) мансийск. *ǟ самодийск. ē (?) (тип основы устанавливается на основании саамского соответствия). Если ограничиться приведенными соображениями, то можно, так характеризовать прауральское состояние: в уральском существовали как отдельные фонемы ē и ǟ но последняя встречалась лишь в ä-основах

Такое близкое к дополнительному распределение долгих ǟ и ē согласуется с ностратическими соответствиями, по крайней мере, в одном пункте, а именно: алтайскому ǟ (и соответствующему драв. ā) соответствуют урал. ǟ в ä-основах и ē в е-основах:

Урал. ǟ

Урал. ē

1.урал. kēle "язык" : алт. kǟlä язык, говорить" (Сл. 221);

2.урал. wēre /wǟra "край, берег" (прибалтийско-фин. wēre- : фин, vieri "край, берег", эстон. wēr to самодийск. *wǟre : ненецк. wār, энецк. bało, bato "край", нганасан. bāra, камасин. mara. В урал. следует восстанавливать а-основу. Прибалтийско-фин, e-основа, вероятно, вторична) : алт. [*barʌ < *bära ? (тунг. *bar "другая сторона реки")] : драв. var- "сторона, бок, край" ( DED 358) (ностр. *wär/h/a-из картотеки. Таким образом, автор пытается разрешить трудности в вокалической реконструкции посредством восстановления разнородной основы 15).

С другой стороны, два примера с урал. ē имеющие ностратические соответствия, свидетельствующие о ностр. ?? говорят как-будто о том, что урал. ē происходил из ностр. е в обоих типах основ (в ä- и е-основах):

e-основа: урал. nēre "перёд головы" : драв, neṟṟi лоб, перёд" (Сл. ч. II, 'ne /rH /i ).

ä-основа: урал pēlä "половина, сторона" : aлт. bēlʌ поясница, середина тела" (др.-тюрк. bėl "пояс", якут. bīl "талия", туркмен. bīl, азербайджан. bel и др. монг. bel "середина тела, поясница, косогор, середина горы", торгут. bėl "стан, склон горы").

В этом построении имеется, однако, одна слабая сторона которую не мог не видеть автор: как легко заметить, основания для восстановления урал, ä совершенно аналогичны тем, на которых строится реконструкция разнородных слов тела СäСа (см. выше). Если исходить из тождества преобразований: прибалтийско-фин. kāla остальные урал. k(ǟ)lä, прибалтийско-фин. vāra остальные урал. w(ǟ)rä, прибалтийско-фин. nawa остальные урал. n(ǟ)ä и т.д. - преобразованиям: прибалтийско-фин. sapʌ остальные урал. säpä, прибалтийскофин. talwʌ остальные урал. tälwä и подобным, -то и в первым случае следует восстанавливать гласный второго слога основы -а.

По-видимому, в конце своей работы В.М. Иллич-Свитыч все больше склонялся к данной точке зрения, об этом свидетельствует реконструкция урал. ńǟwa "волосы, пух" (два раза повторенная в тексте, она не может быть простой опиской, тем более что на ней основывается и ностратическая реконструкция ńä/wH/a "волосы")17.

Такое решение, однако, подвергает сильнейшим потрясениям описанное выше построение, так как весь ряд соответствий, на которых строилось восстановление урал. ǟ оказывается проявлением позиционного изменения какой-то переднерядной фонемы (ǟ или ē) перед - а второго слога. Однако и в последней реконструкции В.М. Иллич-Свитыч не снимает реконструкцию уральского ǟ. Были ли для сохранения урал. ǟ веские основания? Окончательно решить этот вопрос смогут лишь дальнейшие исследования18. Здесь следуетолько отметить, что ряд "ǟ" в саамском и пермском не совпадает с рядом ē в ä -основах", что ожидалось бы, если бы различия между ними были лишь позиционными.

Сложнее установить окончательное отношение автора к реконструкции двух уральских о ( ō̆ и ō̆).

В наброске незавершенной статьи "Долгий *ā уральском" В.М.Иллич-Свитыч выдвинул предположение о наличии в уральском, наряду с долгим ō, долгого ā. Это предположение основывалось на том, что прибалтийско-финский ō (фин, ио) образует с другими уральскими две группы соответствий19.

Группа А

1. "жила": фин. suone- саам. (сев. ) suonâ-, мордов. (мокшан.) san. Ряд гласных, который дают эти соответствия (фин. *ē < саам. а мордов. i марийск. е перм. *ê), совпадает (за исключением финского) с рядом "ǟ" и отличается от ряда "ē в ä-основах". (эрзян.) san; марийск. (горн. ) (лугов. ) šön (малмыж. śün ); перм, *sgn (коми-зырян, san ; коми-пермяцк, вел; удмурт. san, бессерм, sen ); мансийск, *tēn (вагильск. tēn ); хантыйск. pan (вахск, lan, васюган, jan, южн. ton ); венгер. ín /ina- || самойийск. *tēn(Left. 79) (см. Coll. 58, Лыткин 146, Steinitz Wog. 188, Steinitz OVok.57-59).

2. "стрела": фин. nuole- саaм. (сев. ) njuolâ, мордов. (мокшан.) nal, (эрзян.) nal; марийск. nölö "наконечник для стрел"; перм. *ńel (коми, удмурт, ńel см. Лыткин 145); мансийск. *ńēl (средняя Конла ńēl ), хантыйск, (вахск. ńal, васюган. ńal , южн. ńot ); венгер. nuíl /nyila-|| самодийск.: ненецк. - íi; селькуп. ńī ; камасин. ńä, ńā, nie; тайги nei-mä (возможно, < *ńēľ с сужением в ненецком и селькупском в специфических условиях. Cp. St. Gesch. 4 135+) (см. Coll. 42, Лыткин 145, Steinitz Wog., 188, Steinitz OVok.57*, Leht. 79).

3. "чешуя": фин. suomy- саам. (сев.) čuomâ-, мордов, śav; марийск. (горн. ) šüm, (лугов. ) šüm, šöm "шелуха, скорлупа, кора (дерева)"; перм. *śam (коми, удмурт. śem, см, Лыткин 147); мансийск. *sēm (нижняя Лозьва sēm); хантыйск, *sam (вахск, зат, васюган. sam, южн. (иртышск.) som) II самодийск.: ненецк. śǡw, śǡm Coll. 116, Лыткин 147, Steinitz Wog. 188, Steinitz OVok.57-59).

4. "черемуха": фин. tuome-исаам, (сев,) duomâ-, мордов, (мокшан.) lajme (вероятно, < *ľam -, с метатезой палатальной артикуляции), (эрзян. диал.) lamar "черемуха (ягода)", lamaŕks "черемуха (дерево); [мордов. (эрзян.) ľom - в ľomźor и ľomźorks марийск. (горн.) lombә, (лугов. ) lombo . Отклонения в рефлексации, связанные, вероятно, как и соответствующие хантыйские, с употреблением в словосложениях] ; перм. *ľem (коми, удмурт. ľеm, см. Лыткин 144-145), мансийск. ľēm (средняя Конда ľēm), хантыйск. ľôm : ľăm - (вост. jom, сев. ľom : иртышск. i̯ǡmi̯ux "черемуха - дерево")]|самодийск.: селькуп. (Кеть) tjeuwa , камасин. lem (возможно, из -ē, см. Leht. 79).

5. "тереть, скоблить": фин. huosia марийск. čüčeš "изнашивается (об одежде)" (I спряжение, 3 л.ед.ч.: е-основа), перм.: коми čyšk - вытирать, подметать", удмурт, čuž- "подметать" (развитие в пермских неясно), мансийск. *sēs- ( Ahl.: season), хантыйск. čač (вахск. tšatš-, сургутск. tšåtš- "подметать, убирать"). (Cp. Coll, 82, Si. Gesch.2 36; Wichmann FUF 11, 243-244).

6. "строгать": фин. vuole- саам. (сев.) vuolâ-, перм, *vel-(коми velal-, удмурт. vel- ), первоначальный мансийский можно предполагать по производному *wălla., где *ă , находящийся в мансийск, в чередовании с ē ( Steinitz Wog. 193); аналогичный рефлекс в хантыйск. *wălt- (вахск, wolta "строгать стругом") (см, Coll. 126, Лыткин 142, Steinitz Wog. 193).

7. "кора" : фин. kuore - те- мордов. kar' "лыковый лапоть", [хантыйск. xarә (ă) "слой березовой коры под берестой" (как и в предшествующем примере, результат чередования), венгер. hárs "лыко" также, вероятно, в результате чередования в производственном самодийск. *tȳra "облират." (см. Сл. 217, SKES241).

8. "течь, бежать": фин, juokse-, эстой, jookseen ? венгер. ív. íro - "метать икру, икриться" (Budenz 827-828, Coll, 84). Steinitz. (geschichte des finnisch-ugrischen Vokalismus. 2 Aufl. Berlin, 1964.

9. "гора": фин. vuore перм. *ver (коми vg"лес", удмурт, vi̱r возвышенность") (обско-угорские соответствия, вероятно, к корню *wǟra ) (см. Coll. 126, Лыткин 142, Steinitz Wog. 172).

10. "молодой; весна": фин. саам. (сев.) njuorâk "слабый, новорожденный олененок", (сев.) njuorâs "слабый, мягкий, не затвердевший (о молодых рогах и под. )', njuorâ- "становиться нежным, слабым"; ? марийск. (горн. ) nörģә "однолетнее дерево", (лугов, ) nörģo молодой побег"; венгер. nyár (прага-"лето" | самодийск.: ненецк. nāra "весна (до наступления ледохода)", мотор. nara "новый" (см. Сл. ч.II) (в венгерском и самодийских (?) согласованное отклонение от нормального развития при большей близости семантики) (cp. Coll. 42, Donner 3, 64).

Может быть, в эту группу входят также:

11. "путь, ряд": фин. juone- "ряд; проделка" саам. juanâ "проделка, уловка" ( < фин. ?), мордов, (мокшан.) ja марийск. jön "способ" (в этом случае мордов. joń, jon "разум" следует сравнивать с фин. краткостным вариантом основы joni "последовательный ряд", jona ряд, вереница, очередь").

12. "год": фин, vuote - "год" саам. (сев.) vuottâ (< финна. ?), перм, *wô "ron" (Лыткин 29-30), хантыйск *ab (cm. Karjalainen OW I, 109-110: (Bax) aľ, pl. alt , (Васюган) ats, сургутск. åʌ кондинск. и т.д.), венгер. ta-val, ta-valy прошлый год".

Группа Б

1. "кишка": фин. suole- сам. (сев. ) čoale-, мордов, (мокшан.) śură (эрзян.) śulo "кишка"; марийск. šolo "кишки"; перм. *śul (коми śul, удмурт. śul ) "кишка"; хантыйск. *sôl, (ваховск. sôl, васюган. sôl/ sō̂lәt, иртышск. sut; cm. Steinitz OVok, 67*).

2. "лизать": фин. nuole - саам. (сев. ) njoalo-, мордов, (мокшан.) nola-, (эрзян.) nola- "лизать" (а-основа), марийск. (горн.) (лугов. ) nula- "лизать" (II спряжение, 3 л.ед.ч. наст. вр. nyla, nyla: а-основа); перм. *ńula- (коми ńul -, юлмарт. ńul- : удар. ńulas 3 л.ед.ч. наст.вр. "лижет": а-основа, см. Лыткин Тр. Мар. НИИ XY, 56); мансийск. *ńalant- (см. Steinitz Wog. 231), хантыйск. *ńôl-/ńăt / ( см. Karjalainen OW II, 650-651); венгер. nyal- "лизать" самодийск, камасин. nü - (nułäm "лижу").

3. "умирать": фин. kuole- мордов. (мокшан.) kulә- , (эрзян. ) kulo - "умирать", марийск. kola- "умирать" (II спряжение, 3 л.ед.ч. наст.вр. kola: а-основа); перм. *kulʌ (удмурт. kul-, умереть", коми kul-; удoр. kulö 3 л.ед.ч. буд.вр. "умрет" : с-основа, см. Лыткин Тр. Mар. НИИ XV, 56); мансийск. *kāl- ( Steinitz Mod.1 70) хантыйск. *kăl-/*kôl-умирать" ( Steinitz Sovok, 35, 39-40: сургут kăʌ/kŏʌәm; Karjalainen OW I. 373: (Bax) kolāţā/kalāγәn, (Васюган) kolāţa-kòlāγәṉ ); венгеp. hal - ( /hal- ) "умирать" || самодийск.: ненецк. hā-, нганасан. -, энецк. kā-, селькуп. qu-, камасин. kü-.

4. "ягода": фин. paola- "брусника" перм. *pul "брусника" (коми puv, put ), мансийск, *pul "ягода" (зап. pul ).

5. "сторона, половина": фин. puole - аккордов, (мокша и,) pola, (эрмин.) pola "супруг, супруга" (ср. фин. puoliso "cyпpyг").

6. "морда, лоб": фин. kuono морда мордов. (мокшан.) końä, (эрзян.) końa "лоб".

7. шест, стропило : фин. vuole- "стропило" пермь. *уl- (в коми (ижемск.) у, рефлекс неясен) "стойка в чуме"; мансийск. *wŭla (Сосива ula; Steinitz Wog. 275-276) "столб"; хантыйск. *wôl- или *wol- (Karjalainen OW I, 222: казымск. u̯òḹ. обдорск. òl, pl. ōļɛt) "столб, шест в чуме" | самодийск,: ненецк. ŋū "шест, жердь (для чума)": нганасан. ŋüj. "столб", энецк. (хантайский) ŋū, (бай) ŋu-do.

В группе А обнаруживается следующий ряд звукосоответствий: фин, и (<ō): саам. (сев.) uо : морa a : марийский. ü, ö : перм. *e̱ : мансийск. *e̱ ( / ă) : хантыйска a (/ă) : венгер. í (/i), В группе Б : фин. uo ( <ō) : саам. (сев. ) oa : мордов. u, о: марийск. о, u : перм. u : ā мансийск. ( /ŭ /ă) : хантыйск. ô (/ă) : венгер. а.

Соответствия, входящие в группу А, В.М.Иллич-Свитыч рассматривал как доказательство наличия в уральском , тогда как сближения группы Б рассматривались им как слова с ō.

Однако в написанной им части Словаря мы не находим реконструкции урал. ā, напротив, в ряде этимологических статей (Сл. 105,143, 217, Сл. ч. II *ńaʕrE) автор специально отмечает, что уральский не имел ā, а алгайскому и драв. а соответствует урал. ō который мог возникать также и и в результате компенсаторного удлинения уже на уральском уровне. О причинах изменения точки зрения автора можно только догадываться: по-видимому, одной из основных причин отказа от предшествующей реконструкции является тот факт, что сближения групп А и Б обнаруживают дополнительное распределение по отношению к гласному второго слога.

Рассматривая сближения групп A, видим, что все они представляют собой с-основы (устанавливаются по фин. , саам, и марийск. соответствиям), тогда как в группе Б можно подозревать старые а-основы:

1. *śōla "кишка" (а-основа, по саам. и мордов., в фин. в -основе, вероятно, вторична);

2. *ńōle- "лизать" (а -основа, по мордов., марийск, и перм. (удар.). В фин. переход в е-основы);

3. *kōla- "умирать" (а-основа, по мордов. и марийск. Вторичны, вероятно, с-основы в перм. (удар.) и фин. );

4. *pōla "ягода" (а-основа в фин. );

5. *pōla "половина" (а-основа в мордов. при е-основе в фин. );

6. *kōna "морда" (а-основу можно усматривать в не совсем ясном мордовском соответствии);

7. *vōlʌ "шест, стропило" - лишь здесь отсутствуют факты, указывающие на первичную а-основу при финской е-основе, которая, как показывает приведенный выше материал, может быть вторичной (почти регулярный переход долготных а-основ в е-основы в прибалтийскофинских языках).

Дополнительное распределение соответствий прибалтийско-финскому ō свидетельствует, по-видимому, о том, что данные два ряда рефлексов возникли в результате позиционного развития единой уральской фонемы. Этот вывод поддерживается аналогичным распределением рефлексов8. ?? Этимологии, в которых усматривается данная фонема, также распадаются на две группы:

Группа А

1. "река": фин. joki (/joe-)"река" саам. jokkâ- "река", мордов. (эрзян.) jov "река Мокша"; перм. *ju-"река" (Лыткин 21 3; удмурт. ju ); мансийск. *jē ( Steinitz Wog. 18B); хантыйск. *joγәñ "река, река Юган" (Karjalainen OW I, 148-149: (Вах, Васюган) i̯ōγәn. Перед венгер. -jó (в словосложениях, названиях рек) | самодийск.: ненецк. jæha "река"; энецк. (хантайский) jaha, (бай) joha; селькуп. kȳ; камасин. dågå река, поток";

2. "дуга, лук": фин. jousi, joutsi "лук, дуга, смычок" саам. juok'sâ- (/juovsâ-); мордов. joŋck, joŋs; марийск, (горн, ) jaŋež, (лугов. ) joŋež "лук, смычок" (*å, развитие вокализма неясно); мансийск. *jăγt Steinitz Wog. 243; краткая ступень чередования); хантыйск. *jôγab "лук" (Karjalainen OW I, 153-154: (Вах, Васюган) i̯ōyәl и др. Перед γ!); венгер. ív (/íva "арка, дуга; íj (ija) "лук"|| самодийск.: ненецк, пуп "лук"; нганасан, jinta; энешк. ido;com куп, ynty; камасин. īni;

3. "дверь": фин. ovi (/ove-) "дверь" мансийск. *ēw "дверь" ( Staynitz Wog. 188); хантыйск. *оγ-"дверь" ( Steinitz OVok. 124: (Bas, Baсюган) oypi (Тремюган: сургутский диалект) oypi северн. ow, иртышск, -aw, -āw - в словосложениях. Перед y ! ) самодийск.: ненецк. nǣ "дверь", нганасан. , энецк. (хантайский) ŋia, (бай) nо, nu; селькуп. -а в māta; камасин. ājy, койбал. ai, мотор. по, тайги nja-dâ;

4. "хран": саам. njuorģes, njuorâģâs "хрящ", марийск. nörģö "хрящ"; мансийск. *ńēr- "хрящ" ( Steinitz Wog. 189: Тавда (Янычково) ńērkg, (Чандыри) ńērow; средняя Конда: ńēri ); хантыйск, *ńarәγ- (cм. Karja- leinen OWII, 631-632: (Васюган) ńārәku , (Тремюган: сургутский диалект) ńårәģ / ńurģәm (с суфф. 1 л.); иртышск. ńōrɜ ); венгер. nyír (/nyírja, с притяж, суфф. 3 л. )"the frog in the horsehoof" самодийск.: ненецк. ner "хрящ" (Терещенко: нерако "хрящ");

5. "шeка": фин. poski ( / poske - ) "щека" го мансийск, *pēt ( /"part-) "лицо" ( Steinitz Wog.119, 133, 197); хантыйск. *pŏγlәb/*puγb- шока" (результат смешений в чередовании в производных? См. Karjalainen OW II, 674-675: (Вах, Васюган) puγәm / иртышск. pŏγtәm и др. Примеры, по-видимому, объясняются противоположным направлением выравнивания в чередованиях. Перед γ! )Псамодийск,: ненецк. pādu (Терешенко также: панды); нганасан. fatua;энецк. (хантайский) fāru , (бай) faede, puede; селькуп. pūdәl; камасин, рuu?mа; койбал. poutmo, putmo;

6. "влага, влажный": фин. nоrо "ложбина, болотистая лощина", noru. течь саaм. (сев. ) njoarâ- (ауслаут, по-видимому, изменен вторично) "выливать; выйти из воды - о водоплава:ощих птицах"; марийск. (лугов. ) nörö "сырой" ( чуваш, nür(ĕ) "влаги, сырости", см. Егор. 140-141), nörә- "мокнуть"; удмурт., коми ńur "болото" (удмурт. ю.-зап. ńur не указывает на перм. *ü, как предполагает Лыткин 221, но отражает палатализирующее влияние ń- ); мансийск. *ńēr "болoто" ( Steinitz Wog. 189); хантыйск, *ńor- "грязь" (Karjalainen OW II, 625: (Вах, Васюган) ńo'r); венгер. nyir(o)k "влага" самодийск.: селькуп. (натско-пумпокольск.) njarrә, (тазовск.) njar "болото, тундpa" 21.

7. "пить": фин. juo - (<*joγa- ) "пить" саам. jukkâ- ( /jugâ- ) марийск. jüeš "пьет" (3 л.ед.ч. наст.вр., I спряж.: е-основа); перм. *ju- "пить" (Лыткин 213; коми ju-; удмурт. ju, урсыгуртск., порезск. d'u, бессерм. ju- ); мансийск. *ēj /*ĕj ( Steinitz Wog, 204; ē < ē перед j ?); хантыйск. *jöńť (Вах, Васюган jäńť, Сургут jeńť-, иртышск. jańť; см. Steinitz OVok. 65-66, здесь же об особенностях в рефлексации этого слова); венгер. iv- пить";

8. "лебедь": фин. joutsen, joutsen, joutsen cаам. njuk'čâ-(/njuvčâ-); мордов. (эрзян.) loksij, lokśtim, (мокшан.) lokśti; марийск, jukśә, (Малмыж) jükśö, (Бирск) jükćö; перм. *juś "лебедь" (Лыткин 214: коми juś; удмурт. juś, (казанск.) juś, (уфимск.) d'u̇ś ); др.-мансийск. (Паллас) joschwoi;

9. "клевать": фин. nokkia "клевать", nokka "клюв" саам, (кольск.) nuøhke, niøhka; мансийск. *nēk (Steinitz Wog. 188) "клевать", хантыйск. *noγ- "клевать"( Steinitz OVok. Karjalainen OW II, 575: (Вах, Васюган) noxta и др. Перед γ!).

В эту же группу, вероятно, следует отнести следующие соответствия, дающие некоторые отклонения в рефлексации, связанные со спецификой фонетических позиций:

10. "три": фин. kolme caам. ģoľbmâ- (/ģolmâ); мордов.(мокшан.) kolmә, (эрзян.) kolmo; марийск. (горн.) kym, (лугов. ) кит; перм. *kolm- (Лыткин 45); мансийск. kūrәm -/ kŭrm - ( Steinitz Wog. 208, 318), хантыйск. koʌәm - ( Steinitz OVok.60); венгер. három (/hárma-);

11. "слизь из носа": астон. nonģ, карел. nolki, лив, noľģ мордов. (мокшан.) nolģә, (эрэян.) nolģo; венгер, nyál "слюна";

12. "солома": фин. olke- саам. (норвежск.) oľģâ; мордов, (эрзян.) olģa *соломинка";

13. "пазуха, грудь": фин. pove- "пазуха, грудь саам. buoģŋâ ( / buoŋâ- ) "грудь птицы" (в других диалектах: "пазуха, грудь"); мор-

Если исключить как особые позиции положение о перед сочетанием -lС и последнее сближение, где выступает уральский ŋ , возможно, отражавшийся на рефлексации в марийском и угодских (ср. также пример 2), то группа А даст следующий ряд соответствий: фин. о саам. uo мордов. o марийск, ü, ö перм. и мансийск. ē (a) хантыйск. а, о (перед γ ?) венгер. í ( /i) (

Группа Б

1. "спать": cam. dadđy - (/oađe-) "спать"; мордов. (мокшан.) udә-, (эрэян.) udo- "спать", udoma "сон" марийск. (горн. ) от, (лугов.) ото "сов"; перм. *olm - "сон" (Лыткин 57); мансийск. *ūlәm - / *ŭlm - (Steinitz. Wog. 209); хантыйск. *apәm-/ôpәm-upәm-"com", ôp-/ap- "спать" ( Staynitz (Wnk, 59, 102-103); венгер. alv- (/alud-) "спать", álom (/álom) "сон";

2. "плечо": фин. olka- "плечо" - саам. oaľģe-; венгер, váll "плечо";

3. "белка": фин. orava "белка" сам, oar're; мордов. (мокшан.) ur, (эрэян.) uro, ur "белка"; марийск. ur "белка"; перм. *ur- ( Лыткин 217 самодийск.: (южн.) (Pallas )orop "sciurus striatus":

4. "кора": эстон. kõba "кора пихты" мордов. (мокшан,) kuvә "корка", (эрзян.) kuvo "корка"; марийск. kuvo "мякина" самодийск.: ненеск. hōba "шкура, шкурка, кора", нганасан, kufu, энецк. koba, селькуп. qōpy, kōba; камасин, kuba;

5. "изгородь": фин. otava "род сети для лосося, Большая Медведица" саам. oacce (/oaʒe -); мордов. (мокшан.) oš, (эрзян.) oš, voš "ro- род* (с неясным рефлексом гласного, согласующимся с редуцированным видом основы: переход в в-основы ?); мансийск. *ūš, "ограда, город" (Steinitz Wog. 208); хантыйск, wač- "город" (Bax, Васюган yatš, иртышск. u̯o'ṭṣ̌ и т.п.) самодийск.: ненецк. wā (/wād-), (лесн.) waat; селькуп. koačče, kuace, qәtty;

6. "заяц": сам njoammel; мордов. (мокшан.) numol, (эрзян.) numolo; перм.: коми-язьвин. nimel (i < o под влиянием в, см. Лыткин 184- 185); венгер. null-(/nyula- )'"заяц" (результат стяжения) самодийск.: ненецк. mwa *заяц", нганасан. пати, энецк, селькуп, пота, newa.

7. "ожидать": фин. odotta- саам. (Питe) óʒotâ-; мордов.(мокшан.) uča-, (эрзян.) исо-; марийск. ẉuča "ждет" (3 л. ед.ч. наст. вр., II спряж.: а-основа) || самодийск.: селькуп, atty-āča-, āca- "караулить";

8. "раб": фин, oracal, oarje, мордов. (мокшан.) uŕԑ (эрэян.) uŕa, uŕe "слуга" ( < и.-е.);

9. "шило, острие": фин. оrа "колючка, шип" саам. (Инари) oari ( < фин. ?); мордов. (эрзян.) urо, (мокшан.) уменьшит. urńä шило венгер. ár "шило" ( < и.-е.);

10. "дом": фин. kota "хижина" саам. ģoutte (/ ģoađe- ); мордов. (мокшан.) kud, (эрзян.) kudo "дом"; марийск, kudo "лачуга, шалаш"; перм. *ko *ka- (Лыткин 40-41, 163); хантыйск. *kаt- "дом" ( Steinitz OVok, 57*, 124); венгер. hás (< и.-е.);

11."сирота": фин. orpo, orvo, (Агрикола) orvoi cаам. oarbes; мордов. (мокшан.) urәs, (эрзян.) uros; марийск. yrweza , (малмыж. ) urweźә подросток"; árva венгер. "сирота" (< и.-е.),

12. "семец": фин, oras, orasa, oraisa "боров" со мордов, (мокшан.) utәs, (эрзян.) ruźen ( < *uruźij ) *боров" ( < и.-е.);

13. "поросенок": фин. porsas мордов. (мокшан.) purc, puRc, (эрзян.) puŕc, pursos; перм. porś (Лыткин 94) (< и.-е.); (< и.-е.);

14. "проникать": саам. suodnjâ- ( /suonjâ)(Луле) suoģŋâ- ( / suoŋâ- ) (в сама е-основа, которая определила и рефлекс *-o -); мордов. (мокшан,) suva-, sәva-, (эрзян.) suva- (эрзянский вариант sova-может быть вторичным) "входить" (мордовский указывает скорее на а-основу); мансийск. tū-/tŭj- входить"; хантыйск. *păŋ -Васюган jăŋ, Box lăŋ- и др.);

15. "мягкий, слабый": саам. loaǯ'ǯe "ослабленный"; марийск. (горн.) lynzyri "расползшийся, ветхий"; мансийск. *lăńćәŋ "теплый" ( Steinitz Wog. 231), хантыйск. (сев.) lŏńśi, (южн.) luńťә венгер. láģy "мягкий'.

В эту же группу, вероятно, входят следующие соответствия, где нерегулярность рефлексашии в ряде языков может объясняться соседством j или δ':

16. "промежуток"; фин. jotka "поперечина или подпорка между лесами и стеной" мордов, (эрзян.) jutco "промежуток, щель; посуг, время", jutkso "между"; (?) мансийск, jot, jōt, jät "центр, середина";

17. "береза": фин. koivu саам. (Питe) ģoai vo; мордов. (мокшан.) ke-lu, (эрзян.) ki-lej, ki-leŋ "береза", (мокшан.) kuj- ģyr, ģiv-ģyr; (экран.) kiv-ģeŕ *береста"; марийск. kue, kuģi, koģi "береза" (производные ?); мансийск. *kēľ (Steinitz Wog. 187) самодийск.: ненецк. hō (лесн.) kojka (уменьшит. ?); нганасан. küa, küje; энецк. kua; селькуп. qä, qwә; камасин. kojü;

18. "голова": фин. oiva "превосходный, отличный", oivalia- "смекать, понимать, догадываться" саам. oai've "голова"; марийск, wuj "голова"; мансийск. *ēwa или- *ǟwa "голова медведя" (Сосьва āβȧ); хантыйск. *oγ- (ow-) / *uγ-(uw) *ŏγ-(ŏw-) "голова" (Steinitz OVok, 88) самодийск.: ненецк, ŋäejwa "голова", нганасан. ŋajwua, энецк. ewwa, тайги (?) ajba;

19. "сын": фин. poika (?) мордов. (эрзян) bujo, ṕijo ; марийск, (горн. ) рü- в püerģә "мужчина; мужской"; перм. *pi- "сын, мальчик" (Лыткин 181), мансийск. *piu - "сын" ( Steinitz Wog, 300), хантыйск, рăγ- "сын" ( Steinitz OVok,81, 116); венгер., - fi, fiú; (с притяж. суфф. 3 л. ед.ч.) fia "мальчик, сын";

20. "утка": фин. sotka "гоголь" саам. čođ'ģe, мордов. (мокшан.) śulģә, (эрзян.) śulģo "порода уток"; марийск. šue, šoe "вид диких уток"; перм. * śulә (Лыткин 211); мансийск. sēľ "гоголь" ( Steinitz Wog. 187); хантыйск. *saj- "гоголь" ( Karjalainen OW II, 817: Box sa'i̱c, Васюган sai̯c и др.)

Если исключить как особые случаи слова, в которых *o мог подвергаться в ряде языков влиянию *j и δ' то группа Б даст следуюший ряд соответствий: фин. о саам. oa мордов. u марийск. u, о перм. u, o мансийск. ū/ă ( /ŭ) хантыйскa. a ( /ô/ă) венгер. a ( /á).

Так как в группу А входят е-основы, а в группу Б - а-основы, то, по-видимому, нет надежных аргументов для реконструкции двух уральских о (о и ô), а факты, на которых строилась такая реконструкция (для краткого о обычно особенности его отражения в мордовском, марийском и угорских языках), следует рассматривать как результат различного развития этой фонемы в позициях перед а и e второго слога. Возможно, однако, что эти позиционные процессы, по крайней мере в ряде уральских языков, объясняются не прямым асмиляторным воздействием гласного второго слога, а каким-то просодическим агентом (например, ударением), позиционно связанным с типом уральской основы. К этой мысли приводит любопытное распределение венгерских долгот, установленное В.М.Иллич-Свитыч ем, который показал, что подавляющее большинство венгерских слов с удлинением представляют собой старые е- основы, тогда как слова, в которых удлинения не произошло, являются в своем большинстве a- и ä-основами.

e-основы

Примеры, в которых наблюдаются расхождения между типами основ в финском и саамском:

Исключения:

(Последние три слова являются заимствованиями из индоевропейского, и этим может объясняться их отклонение от описанного выше распределения. )

а-, ä-основы

Характерно, что глагольные основы не следуют, по-видимому, описанному распределению:


Краткостные основы

e-основы

a-, ä-основы


Долготные основы

e-основы

а-, ä-основы

Это распределение было интерпретировано В.М. Иллич-Свитычем, по-видимому, следующим образом. В правенгерском открытые гласные a и ä в конечном слоге основы перетягивали на себя ударение, тогда как в e-основах ударение сохранялось на глазном первого слога. В дальнейшем компенсаторному удлинению подвергались лишь те основы, в которых первый гласный был изначально ударным. О данной интерпретации говорит, очевидно, такая запись, сохранившаяся в его черновиках:

*kalà   >  *kalɜ > *kal      *wète   >  *wet
 kalàn  >  *kala-   kala-     wètene >   wetē̆n

*uδàmɜ  >   uδam             *menemɜ > menem
 uδàtɜ  >   uδat              menetɜ >  menet
    

Очевидно, что при такой интерпретации остается открытым вопрос о долготах в глагольных основах венгерском, который требует специального исследования. С другой стороны, несмотря на ряд работ, вопрос о первоначальном типе ударения в уральском неясен. В архиве В.М. Иллич-Свитыча имеются записи, свидетельствующие о попытках автора решить его на ностратическом уровне посредством реконструкции парадигматического (фонологического) акцента, однако, ввиду отрывочности записей, нам не удалось пока установить, насколько эти попытки были успешны.

Во всяком случае, гипотеза о роли просодического посредника при вокалических процессах в уральских языках тем более вероятна, что связь между вокализмом и ударением обнаруживается в ряде уральских языков (мордовский, марийский, пермский).


Примечания в предисловии редактора Дыбо к I тому

*) Это изменение первоначального плана подтверждается планом, сохранившимся в черновиках автора:
От автора.
Введение,
       Родство языков ностратической семьи.
       Из истории исследования связей между ностратическими языковыми группами.
       Обзор работ по сравнительной грамматике отдельных ностратических языковых семей: семитохамитской, картвельской, индоевропейской, уральской, дравидийской, алтайской.
Библиография.
Сравнительный словарь.
       О построении словаря (состав, структура статей, транскрипция и знаки).
       Сравнительно-фонетические таблицы.
       Словарь.
Сокращения: языки и грамматические термины; литература.
Указатели: семитохамитский, картвельский, индоевропейский, уральский, дравидийский, алтайский; семантические указатели (русский, английский).

При издании редакционная группа руководствуется в основном этим планом. Незначительные изменения проведены в связи с разделением работы на две части.

1) См.:

А также тезисы докладов:

2) Здесь и ниже в круглых скобках приводятся реконструкции из Материалов. Без скобок цитируются реконструкции из настоящей работы.

3) Изменение реконструкции устанавливается по карандашным пометкам автора.

4) Изменение реконструкции устанавливается по карандашным пометкам автора.

5) Ср.:

При ностратическом узком гласном второго слога удлинения не наблюдается:

6) Или, во всяком случае, неясностью относительно результатов, к которым пришел автор к концу работы.

7) Реконструкции, изменение которых повлекло изменение ностратической реконструкции, подчёркнуты одной линией.

8) О реконструкции восточноностратического вокализма см.: В.М.Иллич-Свитыч. Реконструкция уральского вокализма в свете данных внешнего сравнения. Отражение ностратического вокализма в индоевропейском см.: Генезис индоевропейских рядов гуттуральных в свете данных внешнего сравнения. Краткую сводку соответствий см. в Материалах.

9) Более подробный анализ сравнительной ностратической фонетики, морфологии и синтаксиса в работах В.М.Иллич-Свитыча будет дан в комментариях к грамматическому тому публикации.

10) Подробности см.: В. М.Иллич - Свитыч. Алтайские гуттуральные: *k, *k, *ģ . "Этимология, 1964". М., 1965, стр. 338-343.

11) См.: В. М. Иллич-Свитыч. Алтайские дентальные t, d, δ.- 1963, № 6, стр. 37-56, где t соответствует t Словаря, d соответствует t ( Словаря и δ соответствует d Словаря.

12) В картотеке Словаря имеются пометы, говорящие о том, что автор пытался объяснить подобные варианты путем постулирования в них просодических различий. Например, монг. *s1ārá- *siārá- *sīra ( *sira) желтый" монг s1ā́ra- > si̯ā́ra-> месяц".

13) l->n- спорадически во всех тунгусских языках, ио лишь в такой переход отмечается во всех соответствующих словах.

14) Данное решение согласуется с издаваемой в I томе частью словаря, и именно им мы ограничились в прилагаемых сравнительно-фонетических таблицах. К сожалению, отношение автора к толкованию урал. *pēł(ä) неясно: соответствующая статья автором не была написана, а картотека содержит напластования различных периодов работы автора над этой этимологией.

15) Другое направление поиска, отраженное в картотеке, - выведение самодийских примеров из сравнения и отождествление их с урал. "wǟra "гора".

16) Мы оставляем в стороне условность отождествления ряда: 1 )прибалтийско-фин. *ē саам. is мордов. *ä марийск. е перм. у венгер. е мансийск. *ǟ - с рядом: 2) прибалтийско-фин. *ē саам. æ мордов. *ä марийск. е пермь. *ȯ венгер. е о мансийск. *ǟ,- а не с рядом: 3) прибалтийско-фин. ā сам. *ä со мордов. марийск, е перм. *ê венгер. e мансийск. *ǟ.

17) Данная статья Словаря написана в черновике, окончательно не обработана и поэтому не содержит прямых указаний об аргументах в пользу реконструкции гласного второго слога.

18) Возможно, если только долготы в прибалтийско-финском первичны, представление о рефлексании урал. ǟ в ä-основах дают такие сближения, как:

19) Как и в предшествующих экскурсах, мы вынуждены свободно оперировать с материалами автора, раскрывая, а в ряде случаев и дополняя их. Сама статья будет опубликована в грамм.тическом томе "Опыта сравнения ностратических языков".

20) Отклонения от регулярного соответствия, которые появляются в ряде случаев угорских языках, рассматривались, по-видимому, автором основном как результат смешений чередованиях. Нужно отметить, что в своей статье В.М.Иллич-Свитыч рассматривал лишь финские, саамение, и манеляйские факты ?? (указывая в ряде случаев также самодийские соотистетния), но не отмечал их марийские, хантыйские и венгерские эквиваленты, хотя они были, очевидно.

21) Автор считает, что марийск. ö мансийск. ē и венгерск. i (

22) Количество таких соответствий можно несколько увеличить путем включения ряда слов, где -основа устанавливается на основании пермского (коми) отражения:

Несколько исключений объясняются, по-видимому. процессами выравнивания с потерей удлиненной формы:


Словарь Иллич-Свитыча: Фонетика | Ностратическо-русский | Русско-ностратический | Слова по темам Частицы и аффиксы | Сокращения | Литература
Отдельные тексты ОСНЯ: От автора | Вступление | Принципы построения | История исследований | Сравнительные грамматики | От редактора I т. | Резюме от редактора I т. | От редактора II т. | От редактора III т.
Родственное: Макрокомпаративистика | Ностратические языки | Праязыки | Пракорни

© «proto-nostratic.ru», 2012.
Дочерний веб-проект Сайта Игоря Гаршина.
Автор и владелец сайтов - Игорь Константинович Гаршин (см. Curriculum Vitae автора).
Пишите письма ( Письмо Игорю Константиновичу Гаршину).
Страница обновлена 20.03.2021
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика