Ностратическая гипотеза

> > Ностратическая прародина
Части речи: Местоимения | Наречия | Прилагательные | Существительные | Глаголы | Числительные | Предлоги | Частицы
Корнеслов НПЯ:
ʔA | c | B | C | Cʔ | Ch | Chʔ | Cy | Cyʔ | D | Dl | Dz | Dzy | G | Gg | Gh | H | Hh | J | K | Kʔ | L | Lh | Ll | Ly
M | N | Ny | Nn | Ng | P | Pʔ | Q | Qʔ | R | Ry | S | Sh | Sy | T | Tʔ | Tl | Tlʔ | W X Y Z | | Zh
Русско-ПН словарь: А | Б | В | Г | Д | Е, Ё, Э | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Х | Ц | Ч | Ш | Щ | Ю | Я
О праязыках потомков: Афразийскийсемитским и египетским) | Дравидский | Индоевропейский (со славянским) | Урало-сибирский | Уральский | Эламский

Исследования, посвящённые анализу сходств в различных семьях языков Евразии, появились в сравнительном языкознании сразу же после того, как были установлены границы между языками различных семей, то есть уже в первой половине XIX века. [Прежде всего выяснялись родственные связи с индоевропейскими языками.] В эпоху становления сравнительно-исторического метода учёные, занимавшиеся такими сопоставлениями, вынуждены были ограничиваться констатацией отдельных лексических и, реже, морфологических схождений, большинство из которых в ходе дальнейшего анализа было безусловно отвергнуто - как совпадения или заимствования. Однако, уже в 19-м столетии среди множества фантастических теорий сближения различных языковых семей можно выделить ряд вполне надёжных схождений.

Разделы страницы о ностратической гипотезе - первой гипотезе дальнего родства языков:

Главный источник - К.В. Бабаев. Происхождение индоевропейских показателей лица. Введение. § 2. Гипотезы дальнего родства языков. Ностратическая гипотеза.


Урало-алтайская гипотеза (18 век) - будущая основа

Большую роль в сравнительном изучении языков Евразии сыграла урало-алтайская гипотеза, развитие которой шло практически параллельно с развитием алтайского языкознания. Исторически урало-алтайская гипотеза, еще на «донаучной» стадии исследования, возникла раньше собственно алтайской.

Выдающиеся исследователи XVIII-XIX столетий Й. фон Страленберг, М.Мюллер и особенно М.А.Кастрен в своих трудах пытались обосновать родство финно-угорских, самодийских языков и языков трех групп алтайской семьи.

Урало-алтайская гипотеза процветала в Европе в середине и второй половине XIX века, когда были написаны труды М.А.Кастрена, Ж.Шимони, Г.Асколи, В.Шотта, Г.Винклера и других.

В XX веке наиболее яркими последователями урало-алтайской теории стали крупнейшие уралисты Б.Коллиндер, М.Рясянен, а также Д.Шинор. Эти исследователи в своих трудах справедливо указывали на значительное сходство морфологической структуры уральских и алтайских языков, их агглютинативный характер, пытались обосновать лексические схождения, в частности, в системе личных ме стоимений - где они больше всего бросаются в глаза. Вместе с тем, урало-алтайская гипотеза, став безусловно полезным шагом вперед в исследовании языков Евразии, в то же время существенным образом негативно повлияла на восприятие лингвистическим научным сообществом гипотез родства алтайских языков.

Причина этого лежит в том, что урало-алтайская гипотеза с самого ее возникновения и вплоть до 20-го столетия была проработана слабо и предоставляла лишь неубедительные доказательства, к которым скептически относилось большинство ученых. Делались попытки «привязать» к урало-алтайским языкам и другие языки континента, как вымершие, так и современные: аккадский (и другие семитские), шумерский, нивхский, айнский и прочие. Эти попытки, будучи не подтвержденными научными данными, не могли не вызвать рост скепсиса в лингвистическом сообществе по по воду дальнего родства вообще и генетической аффилированности уральских и алтайских языков между собой.

Частично охлаждение интереса к алтаистике и урало-алтаистике в середине 20-го века было связано и с расовыми теориями фашистской Германии, пропаганда которых на некоторое время сделала политически некорректным [?] изучение удаленного родства языков. Кроме того, ставшие популярными на Западе труды Н.Н.Поппе, не сумевшего должным образом отделить заимствования от исконно родственных лексем, подготовили благодатную почву для «опровержений» алтайской теории. При этом, к сожалению, в трудах западных ученых не упоминались многие выдающие ся труды советских алтаистов.

Следует заметить, что урало-алтайская гипотеза была предтечей будущей ностратической гипотезы. А её современной версией является гипотеза об индо-урало-алтайской ("бореальной") ветви ностратических языков. Причём, археологически, этой бореальной общности хронологически и ареально вполне соответствует зарзийская культура верхнего палеолита Передней Азии.

Эскимосо-уральская гипотеза (Раск, Бергсланд, Фортескью, 1746-1998)

Структурные сходства между уральскими и эскимосо-алеутскими языками наблюдались так же рано, как и урало-алтайские. В 1746 году датский теолог Маркус Вёльдайк (Marcus Wöldike) сравнивал язык гренландских эскимосов (инуитов) с венгерским. А в 1818 г. Расмус Раск (Rasmus Rask), считая, что гренландский (один из языков эскимосов-инуитов) связан с уральскими языками, представил список лексических соответствий. К слову сказать, Раск и алтайские языки считал связанными с уральскими. В 1959 г. Кнут Бергсланд (Knut Bergsland) опубликовал статью об эскимосо-уральской гипотезе, в которой он, как и другие авторы до него, показал ряд грамматических сходств и небольшое количество лексических соответствий.

В 1962 г. Сводеш предположил родственные отношения между эскимосо-алеутской и чукотско-камчатской языковыми семьями.

Наконец, в 1998 г. Майкл Фортескью (Michael Fortescue) подытожил все эти изыскания в своей книге о языковых связях народов, живущих по обе стороны Берингова пролива. Он выдвинул гипотезу об урало-сибирской языковой общности, куда включил также нивхский язык.

Индоевропейско-уральские сравнения (Виклунд, Шелд и др. 1886-1927)

Довольно надёжными схождениями были логичные сравнения индоевропейских и финно-угорских языков были проведены в ранних [XIX век?] работах И.Куно (?), Н.Андерсона (?), Ф.Кеппена (1886).

В дальнейшем эти исследования были систематизированы в более строгих рамках сравнительно-исторического метода. В частности, подробную сводку грамматических и лексических схождений между индоевропейскими и уральскими языками даёт в своих работах начала 20-го века К.Виклунд, а первый опыт разработки фонетических соответствий между 2 семьями языков предпринимает Х.Шелд в 1927 году.

Наконец, крупнейший уралист XX века Б.Коллиндер систематизировал методику сравнения и предложил сближения между семьями на основании разработанных им фонетических соответствий - большинство из этих сближений принимаются современными исследователями как верные.

Индоевропейско-картвельские сравнения (Бопп, 1847)

Родоначальником индоевропейско-картвельского сравнения стал ещё Франц Бопп, в 1847 предпринявший попытку описания морфологических сходств двух семей языков. Однако на тот момент картвельское языкознание находилось в зачаточном состоянии, что не могло не привести этот опыт к неудаче. В дальнейшем сопоставления картвельских языков с индоевропейскими и уральскими продвинулись более существенно в работах конца XIX века Б.Мункачи и А.Глейе.

Дравидийско-урало-алтайские сравнения ("скифская семья" Колдуэлла, 1875)

Основатель научного исследования дравидийских языков Р.Колдуэлл в своей сравнительной грамматике, изданной в 1875 году, сопоставляет лексический, морфологический и словообразовательный материал дравидийских языков с со ответствующими данными уралистики и алтаистики, что приводит его к гипотезе об их едином происхождении в рамках т.н. «скифской» семьи языков. В XX веке урало дравидийское сравнения серьёзно продвинулось вперёд усилиями таких учёных, как Т.Бэрроу, Ф.Шрадер, К.Боуда, а также М.С.Андронов.

Индоевропейско-семитские сравнения (Мёллер, Кюни 1924)

Работы Г.Мёллера и его последователя А.Кюни, изданные в первой половине XX столетия по вопросам индоевропейско-семитских языковых связей, во многом предопределили направления исследований этих вопросов на протяжении многих десятилетий. К сожалению, Г.Мёллер в своей реконструкции фонетических соответствий предложил такое количество схождений, что каждой фонеме индоевропейского праязыка соответствовало до 5-6 фонем семитского, и наоборот. Это, безусловно, не могло не привести к массовым ошибкам, многие из которых, надо признать, на сегодняшний день повторяются западными исследователями, такими как А.Бомхард и А.Кернс. Кроме того, в работах Г.Мёллера не учитываются данные других групп афразийской языковой семьи, кроме собственно семитской.

Рождение ностратической гипотезы (Тромбетти, Педерсен, 1908)

Отдельные исследования по вопросам генетических взаи моотношений языков различных семей Евразии в начале XX века наконец были объединены и систематизированы. В 1908 Альфредо Тромбетти стал первым, кто детально сравнил личные местоимения 6 языковых семей [каких?] и на основании этого сделал вывод об их общем происхождении. [Среди первопроходцев был также Генри Суит.]

В том же 1908 [или 1903?] году независимо от него Хольгер Педерсен использовал аргумент общности личных показателей для обоснования генетического родства между индоевропейскими, уральскими и алтайскими языками, которые он причислил к постулированной им «ностратической» [по Андрееву - бореальной] общности языков. В своей работе (Pedersen 1908: 342-343) автор предположил также гипотетическое родство ностратических с эскимосскими языками - опять же на основании сходства систем личных показателей.

Классическая ностратическая гипотеза (В.М.Иллич-Свитыч, 1971-1976)

Системное сравнение ностратических языков и изучение ностратического наследия в индоевропейских языках началось в 60-х годах XX века с появлением трудов В.М.Иллич-Свитыча и А.Б.Долгопольского. В начале 1960-х годов, двигаясь по стопам более ранних исследователей, советский ученый В.М.Иллич-Свитыч разработал и обосновал ностратическую гипотезу о родстве индоевропейского, алтайского, уральского, дравидийского, картвельского и афразийского праязыков между собой.

В I томе «Опыта сравнения ностратических языков» (1971) В.М.Иллич-Свитыч приводит краткий сравнительный анализ реконструкции ностратических личных местоимений и показателей лица глагола, подробный анализ некоторых из них нашёл отражение во II томе (1976). Многим из приводимых форм сопутствует знак вопроса, которым автор показывал свою недостаточную уверенность в правильной реконструкции форманта или его семантики.

Последние изыскания В.М.Иллич-Свитыча в области морфологии личных местоимений нашли отражение в черновике его статьи «Основные черты праязыка ностратической языковой семьи», написанной, по-видимому, в 1965 году. Материалы этого черновика были систематизированы и опубликованы В.А.Дыбо в его статье (Dybo 2004). Здесь также довольно много туманных форм, текст пестрит вопросительными знаками. К тому же реконструкция показателей никак не обосновывается ссылками на фактический материал.

Дальнейшее развитие ностратической гипотезы (Долгопольский, 1972-2005 и др.)

А.Б.Долгопольский был первым, кто удостоил реконструкцию личных местоимений ностратического праязыка отдельного исследования (Dolgopolsky 1984), касаясь этого вопроса также в ряде других работ (Долгопольский 1972, Dolgopolsky 2005), а также в готовящемся к печати «Ностратическом словаре» (ND). Черновая версия словаря содержит детальные статьи по отдельным формантам лица, при этом автор логично не проводит разграничения между независимыми и связанными показателями. А.Б.Долгопольскому принадлежит обоснование гипотезы о преимущественно аналитическом характере ностратической морфологии и последующей грамматикализации ранее самостоятельных синтаксических элементов при создании системы индоевропейского глагольного спряжения (Dolgopolsky 2005).

В последнее время Вяч.Вс.Иванов пришёл к выводу о существовании в ностратическом праязыке 2 серий личных местоимений - а именно прямого и косвенного (устное сообщение, 2007) [как в английском I-me, he-him ?] - аналогичных 2 сериях индоевропейских личных глагольных окончаний.

Внешнему сравнению изучаемого аспекта индоевропейской морфологии с морфологией других языков ностратической макросемьи посвятили ряд исследований российские и зарубежные исследователи: Е.А.Хелимский (1982, 2000), П.Хайду (1985), Б.Коллиндер (Collinder 1960), А.Бомхард (Bomhard 2003), Дж.Гринберг (Greenberg 1997, 2000), Ф.Кортландт (Kortlandt 2004), В.Блажек (Blaek 1995) и другие.

Состав ностратической макросемьи

Предлагается придерживаться ностратической гипотезы В.М.Иллич-Свитыча в том доработанном виде, в каком она представлена в трудах его последователей в течение последних двух десятилетий. Мы исходим из положения, что ностратическая макросемья языков существует, и в её рамках может быть проведено внешнее сравнение индоевропейских языков с языками других семей Евразии. Подобное убеждение основывается на нескольких базовых соображениях.

  1. Прежде всего, мы исходим из наличия регулярных фонетических соответствий, установленных для языков различных семей Евразии В.М.Иллич-Свитычем (1971), А.Б.Долгопольским (Dolgopolsky 1998), С.А.Старостиным с соавторами (EDAL) и другими представителями ностратического языкознания. Данные соответствия хорошо обоснованы с помощью обширного корпуса лингвистических данных и со строгой опорой на общепринятый сравнительный метод в языкознании. Система фонетических соответствий между ностратическими языками и реконструкция фонетической системы самого ностратического праязыка, впрочем, продолжают постоянно уточняться в настоящее время в трудах как российских, так и зарубежных лингвистов, многие из которых названы выше.
  2. Во-вторых, наличие ностратической макросемьи языков доказывается данными лексикостатистики и глоттохронологии, успешно применяющимися в последние десятилетия для уточнения генеалогической классификации языков мира. Уточнённый метод глоттохронологии, доработанный С.А.Старостиным (Старостин 1989), значительно повысил планку достоверности анализируемых данных и позволяет на сегодняшний день исследовать генетические связи языков на глубине до 15-18 тысяч лет, в то время как существование ностратического праязыка постулируется на уровне 12 тысяч лет назад.
  3. В-третьих, существует значительный корпус сравнительного материала служебных морфем, реконструируемых для ностратического праязыка. Одной из наиболее разработанных категорий ностратической морфологии являются личные показатели (точнее, личные местоимения), однако существуют и другие классы морфем, реконструкцию которых на ностратическом уровне можно считать доказанной. Это
    1. ряд именных показателей синтаксических ролей, близких по значению падежным (аккузатив, генитив, возможно, датив),
    2. словообразовательные аффиксы,
    3. некоторые показатели глагольных категорий,
    4. указательные местоимения,
    5. показатели множественного числа.
    И хотя работа по реконструкции логичной и взаимосвязанной ностратической морфологии на сегодняшний день находится лишь нана чальном этапе, уже можно говорить о некоторых подсистемах морфологии, существование которых доказано с использованием сравнительно-исторического метода.

Следует отдельно остановиться на вопросе о классификации ностратических языков, так как от этой позиции зависит объём привлекаемого для анализа языкового материала.

Ностратическая гипотеза, предложенная в 1960-х годах XX века В.М.Иллич-Свитычем, включает в состав макросемьи 6 семей языков: индоевропейскую, дравидийскую, алтайскую, уральскую, картвельскую и семито-хамитскую (афразийскую).

А.Б.Долгопольский, приблизительно в то же время разработавший свою «сибироевропейскую» гипотезу, вводит в состав макросемьи также эскимосско-алеутские языки (их ещё в начале XX века причислял к ностратическим Х.Педерсен), - однако исключает дравидийские [почему??] (Долгопольский 1964; 1965). В своих последующих работах (Dolgopolsky 1984) он также принимает гипотезу о генетическом родстве ностратических языков - уже вместе с дравидийскими - с чукотско-камчатскими и нивхским языками.

В 1990 году С.А.Старостин сделал вывод о значительно более отдалённом родстве афразийских языков с другими ностратическими, чем последних между собой (Starostin 1990). В дальнейшем эту точку зрения поддержали другие исследователи, в т.ч. А.Манастер-Рамер и В.В.Шеворошкин, заметив, что афразийский является скорее «сестрой» ностратического, нежели «дочерью» (Shevoroshkin, Manaster-Ramer 1991). Подобное мнение в настоящее время разделяет, как кажется, большинство ностратистов.

В то же время учёные ностратической школы провели ряд исследований, сблизивших языки основных семей Евразии с эскимосско-алеутскими [эти сравнения проводились и раньше] и даже чукотско-камчатскими [степень родства - дальше афразийских?]. Особенно следует отметить работы А.Н.Головастикова, А.Б.Долгопольского (Dolgopolsky 1972), а также О.А.Мудрака (Mudrak 1989; Мудрак 2000).

Представители американской школы дальнего родства занимают по вопросу классификации языков позиции, всё более сближающиеся с современными воззрениями т.н. «московских ностратистов». В частности, Дж.Гринберг объединяет в состав «евразийской» макросемьи индоевропейские, алтайские, уральские, чукотско-камчатские, эскимосско-алеутские, нивхский и даже айнский языки [т.е., плюс все палеоазиатские], признавая в то же время, что картвельские и афразийскиедравидские??] также имеют основания для констатации генетического родства с «евразийскими» (Greenberg 1987; 2000). Таким образом, его евразийская макросемья оказалась вмещающей в себя семьи самых ранних упомянутых гипотез - урало-алтайской, индо-уральской, урало-сибирской и бореальной.

Последняя работа А.Бомхарда объединяет позиции Гринберга и точку зрения классической ностратики, добавляя сюда же этрусский, шумерский и эламский языки (Bomhard 2003).

Итак, можно считать общепризнанным тот факт, что основные языковые семьи Евразии находятся между собой в отношениях генетического родства. При этом степень этого родства между отдельными семьями может быть различной. Вот список языков, генетическое родство которых с индоевропейскими может считаться доказанным:

  1. алтайские;
  2. уральские;
  3. дравидийские;
  4. картвельские;
  5. афразийские;
  6. эскимосско-алеутские;
  7. чукотско-камчатские.

Предлагается классическиеми ностратическими именовать по традиции лишь первые 4 из них, вместе с индоевропейским, составляющими «ядро» макросемьи. Материал трёх последних языковых семей можно использовать в качестве вспомогательного или давать в качестве информации для будущего анализа.

В отдельных случаях можно привлекать также данные древних языков Европы и Передней Азии - таких, как этрусский, шумерский, эламский, а также малых изолированных языков Дальнего Востока - нивхского и айнского. Несмотря на недоказанность их генетического родства с ностратическими, их включение в анализ оправдывается в том числе и тем, что все они находились в тесном контакте с теми или иными индоевропейскими и - шире - ностратическими языками, а следовательно, могли разделять с ними определённые ареальные особенности.

Критика ностратической гипотезы

Среди западных лингвистов теория ностратических языков нередко критикуется и даже отвергается. Основным аргументом является, что на столь большой временной глубине методы сравнительно-исторического языкознания (исходящие к тому же из представлений о дивергенции языков в рамках во многом упрощённой модели «родословного древа») неприменимы. Вместе с тем в общетеоретических подходах мировое языкознание не отрицает развития устных (звуковых с поддержанием жестами и мимикой) коммуникаций в человеческих общностях со времён появления на планете первых людей, орудий труда и элементов разделения труда.

Резко отрицательно к ностратике относится известный типолог и специалист по австралийским языкам Р. Диксон (R.M.W. Dixon) в своей книге «The rise and fall of languages» (1997). Критические замечания как по методике в целом, так и по частным реконструкциям высказывали также известные специалисты Л. Кэмпбелл, Дж. Мэтисофф и др.

На подобную критику Сергей Старостин, в частности, отвечал в своей работе «О доказательстве языкового родства», где произвёл разбор аргументов противников макрокомпаративистики, предоставив свои контраргументы.

Другие гипотезы дальнего родства языков

Концепция борейских языков Старостина

В 1980-е годы С.А.Старостину удалось доработать методику дальнего сравнения между праязыками и сделать важный шаг в направлении доказательства теории макросемей. В своем исследовании (1984) С.А.Старостин доказал существование второй - сино-кавказской [в последствии её назвали дене-кавказской, т.к. включили языки индейцев-атабасков] - макросемьи языков, чем в значительной степени упрочил теоретический базис всей теории дальнего родства языков.


Главная
Ностратическая общность: Ностратическая гипотеза | Членение ностратической общности | Евразийские ДНК-популяции | Книги о ностратической прародине
Родственное: Ностратические языки | Ностратоведение | Книги по ностратике | Индоевропейская проблема
Вспомогательное: Древняя Евразия | Человеческие популяции | Регионы мира | Карты

© «Proto-Nostratic.ru», Игорь Константинович Гаршин, 2012. Пишите письма (Письмо Игорю Константиновичу Гаршину).
Страница обновлена 25.04.2016
Рейтинг@Mail.ru