1-я глава книги Андреева о раннеиндоевропейском языке: принципы анализа


> > Глава 1
Части речи: Глаголы | Прилагательные | Существительные | Числительные | Наречия | Местоимения | Предлоги | Частицы Аффиксы
Корни Долго​поль​ского:
ʔA | c | B | C | Cʔ | Ch | Chʔ | Cy | Cyʔ | D | Dl | Dz | Dzy | G | Gg | Gh | H | Hh | J | K | Kʔ | L | Lh | Ll | Ly
M | N | Ny | Nn | Ng | P | Pʔ | Q | Qʔ | R | Ry | S | Sh | Sy | T | Tʔ | Tl | Tlʔ | W X Y Z | | Zh
Реконструкции Иллич-Свитыча: ностратическо-русский | русско-ностратический | по темам | частицы и аффиксы
Словники Бомхарда: ! (ʔ) | ? (ʕ) | A (!- и ?-) | B | D, Dj, Dz | G, Gj, Gw | H | Kh, Kjh, Kwh, K', Kj', Kw' | L | M | N, Nj | Ph | Qh, Q', Qw' | R | S, Sj, Sw | Th, Tjh, T', Tj'; Tl', Tlh; Ts, Ts' | W | Y || по темам | подтверждено
Евразийский словарь Старостина: | | A | B | C, C' | Č, Č' | D, Dʷ | E | G | H, Hʷ | I | J | K | L | | M | N | Ń | Ŋ | O | P | Q | R | S | Š | T | U | V | W | X | Z | Ʒ | Ž | Ǯ

Обзоры праязыков-потомков: Афразийскийсемитским и египетским) | Дравидский | Индоевропейский (со славянским) | Картвельский | Нивхский | Урало-сибирский | Уральский | Эламский
Лексика праязыков-потомков: Афразийскаясемитской) | Индохеттская ( с балтийской и славянской )

Глава I. Принципы анализа. Страницы 278-289. Содержание первой главы:


Глава XII Типологическая эволюция от РИЕ к ПИЕ 12. 1. Развитие РИЕ корнесложения

Как в бореальном, так и в РИЕ праязыкединственным видом словообразования было корнесложение. Различие между двумя эпохами заключалось в том, что в БП процесс генезиса двухкорневых слов только начинался, тогда как в РИЕ этот процесс пошел с нарастающей интенсивностью, достигнув в конечном счете такого уровня развития, при котором на рубеже РИК и СИЕ эпох создалась возможность глубокого типологического сдвига в виде появления детерминативного способа словопроизводства.

Бином, т. е. двухкорневое слово, характеризовался цельнооформленностью, выражавшейся в том, что ударение сохранялось лишь на одной из двух вовлеченных силлабем. При этом определяющую роль играло место смыслового центра внутри бинома: тот из двух корней, семантика которого воспринималась как базисная для композиты, сохранял ударение на сильабеме; другой же, становившийся смысловым модификатором, утрачивал акцентное качество силлабемы (с соответственным ослаблением тембра - вплоть до полной редукции). Наиболее древний слой корнесложных образований состоял из протосемных биномов, т. е. таких двучленов, которых каждый компонент сохранял свое исконное значение, оставаясь на том же семантическом уровне, что и отдельное корневое слово тождественного фонемного состава, продолжавшие употребляться самостоятельно, параллельно участию в композитах. Основной причиной генезиса биномов было усложнение общественной действительности, появление в ней новых факторов и реалий, потребовавших денотации, выдвижение на первый план таких означаемых, которые уже не вмещались в рамки корнеслова и нуждались в двухкомпонентном способе обозначения. Так, развитие скотоводства и земледелия существенно повысило роль физической силы мужчин и их удельный вес в структуре социума; как следствие этого был создан РИЕ протосемный бином SW-XN-(ПИЕ *sūn-) «рожденный» + «мужского пола» «сын»; в предшествовавшую эпоху господства матрилинейности данное означаемое не имело закрепленного за ним означающего (см. 11.4). Другим примером протосемного двучлена может служить РИЕ композита BhN-DhW- (ПИЕ *bhondhu-) «связанный» + «дочерью» «свойственник»; в условиях развивающейся оседлости и складывающейся парной семьи возникла необходимость в фиксации нового типа связей между людьми, не исчерпываемых прямым родством. Переход к скотоводству вызвал к жизни многочисленный ряд композит; одним из наиболее древних в этом ряду был РИО двучтен PXw-KyW- (ПИЕ *pәek'u-) «пасомый» + «(с) собаками» «скот». Развитие земледелия дало толчок созданию другой большой группы корнесложений, в число которых входил, к примеру, РИО бином SXy-GXy- (ПИЕ *sәegә-) «засеянная» + «земля» «пашня», нива». По сравнению с охотой и собирательством два новые способа жизнеобеспечения, скотоводство и земледелие, отличались гораздо более высокой надежностью. Это позволило поднять уровень потребления, что и отразилось во многих РИО композитах, - скажем, в PL-Xun- (ПИЕ *plēn-) «полно» «в животе» «обильный», «насыщающий». С другой стороны, возрос объем запасов, стала развиваться технология их длительного хранения, включая такие побочные процессы, как ферментация, об использовании которой свидетельствует, например, РИО двучлен KW-XT- (ПИЕ *kwāt-) «брожением> + «долго» «заквашенный». Приведенных иллюстраций достаточно для того, чтобы составить представление о протосемных биномах, обширный список которых (числом более двухсот) содержится в Приложении 3. В биномиальном корнесложение чаще реализопывалась ситуация, когда ведущим оказывалось значение первого (левого) компонента, а сема второго (правого) выступала воли модификатора. Этот как бы «сопроводительный» характер второй половины, свойственный строению большинства композит, порождал тенденцию к разного рода легирующим процессам в правой части бинома: от тембрового ослабления до полной убрать второй силлабемы, от смысловой вариации до полного сдвига значения у второго корня - под влиянием результирующей семантики двучлена как целого. Когда аналогичный смысловой сдвиг происходил в другом биноме с той же самой второй частью, возникала парадигматическая ассоциация между двумя композитами, закреплявшая этот сдвиг в корне-модификаторе и создававшая комбилиторно обусловленное чередование значений по типу: протосема у свободного корня/вторичная сема у корпесложного компонента, а также по типу: протосома в одном биноме/вторичная сема в другом. Развитие вторичных сем этим и иными путями привело к генезису принципиально нового класса левобазисных двучленов, у которых первый корень сохранял исконный смысл, тогда как значение второго входило в биномиальную результирующую семантику в виде компонента, парадигматически отодвинувшегося от протосемы, т. е. это значение оказывалось смещенным наукой уровень семантического дерева правого корня. Очевидно, что в основной своей массе левобазисные двучлены моложе протосемных (хотя образование протосемных биномов продолжалось и после того, как началось появление левобазисных). Среди композит этого более молодого слоя мы находим индуцированные скотоводством, как, например, PXw-YW- (ПИЕ *pәoiw-) «(чтобы) спасти» + «надлежащее место» - «луг»; денотирующие орудия земледелия, в частности, КуХ-Кух- (ПИЕ *k'әeke-) фсук (с развилкой)» + «царапающий (землю)» «соха»; показывающие эволюцию способов рыболовства, к примеру, TN-TL- (ПИЕ *tentl-) «тягомая» + «поднимаемая» «сеть» (плавная). Рост производительных сил имел разнообразные следствия, в том числе усложнение трудовых операций и орудий труда, что, в свою очередь, влекло за собой более тонкую дифференцировку в номинации широкого круга означаемых. Если БП довольствовался корневым словом P-N- «пясть», то в РИО наряду с этим словом мы находим левобазисный двучлен PN-KwR- (ПИЕ *penkWr-) «(у) пяти» + «изгибающийся» палец». В БП имелось неразложимое G-R- зарубка»; в РИЕ появилась композита Xxl-LY-(ПИЕ *ōli-) вострого» + «след» «черта». Рядообразующий характер вторых компонентов левобазисных сложений хорошо виден при сравнении предыдущего бинома с РИО WXw-LY- (ПИЕ *ūli-) «раны» + «след» «кровотечение» (следствие раны). Перечень левобазисных композит (числом также свыше двухсот) дан в начале Приложения 4. При его анализе бросается в глаза то обстоятельство, что многие из вторичных сем встречаются более одного раза, тем самым образуя древнейшие деривационные ряды. Комбинаторно обусловленное чередование значений, о котором говорилось выше, представляло собой не что иное, как развертывание корневой полисемии. Раз возникнув, такая полисемия не могла ограничиваться опорой лишь на вторую позицию в двучлене - с течением времени она по вполне понятным причинам распространилась и на первую часть бинома: вторичные семы стали появляться теперь уже и в левой половине композиты. Тем самым было положено начало процессу возникновения еще одного класса корнесложных образований, а именно право- базисных биномов, т. е. таких композит, у которых второй корень удерживал исходное значение, в то время как смысл первого корня оказывался смещенным на более поздний уровень семан- тического дерева. Разумеется, в среднем правобазисные двучлены были моложе и протосемных и левобазисных, но расширение этих двух классов отнюдь не прекратилось с появлением третьего. Среди правобазисных мы находим двучлены, заданных станов- лением оседлости: РИО BhX-Куку- (ПИН *bhok'ē-) «горит» + «варит» «очаг»; встречаем биномы, связанные с зарождением гончарного дела: TR-WK- (ПИЕ *trouk-) свыскребанное» + «изде- лие» «горшок»; обнаруживаем композиты, индуцированные вы- делкой домашней утвари: DR-BhN- (ПИЕ *dorbhn-) изготов- лять» + «связывая» «сочленять»; TW-XR- (ПИЕ *tvr-) «держа- щий» + «хорошо» «твердый»; фиксируем дифференциальное вы- членение лексем, принадлежащих другим семантическим полям: PR-XwM- (ПИЕ *pṛm)- «первый» + «сильный» - «предводитель»; MXw-NY- (ПИЕ *mәony-) «голову» + «водящая» «шея». Правобазисных биномов возникло примерно столько же, сколько и левобазисных (см. Приложение 4). Формирование третьего класса композит привело к тому, что обе позиции внутри двучлена оказались сферой действия корневой полисемии. На эту альтернативную свободу смыслового варьирования (либо в первой половине бинома, как в правобазисном классе, либо во второй, как в левобазисном) наложилась функциональная необходимость роста лексикона в соответствии с потребностями развивающегося общества. Неизбежным следствием такого наложения стала замена альтернативной свободы на полную; в итоге вторичных семы начали употребляться в обеих половинах бинома одновременно. Так появился последний, четвертый класс композит, а именно дейтерономные двучлены, т. е. такие биномы, в составе которых оба корня выступают с более поздним, чем протосема, значением. Среди дейтерономных сложений встречаются обусловиенные выдедением семьи как самостоятельной ячейки социума: KyY-MY-(ПИЕ *k'oimi-) «(в) жилище» + «общем» «семья»; дальнейшей эволюцией производительных сил: TR-PXу- (ПИЕ *tṛpē-) стеребить» + «колотить» «трепать» (лен, коноплю); развитием счета, столь необходимого скотоводам: SP-ТМ- (ПИЕ *septṃ-) «щепленое» + «множество» «семь»; выработкой основных отвлеченных представлений: MNNTV- (ПИЕ *monty-) «разумом» + «держащая»=память». Именно в этот период началось формирование более абстрактной лексики типа YW-DW- (ПИЕ *yudu-) + «два» «вы вдвоем», «вы двое» - бином вначале дебютировавший обособленную парную семью, потом, уже в ПИЕ праязыке, ставший местоимением двойственного числа. Относительно позадний характер дейтеронамного класса сложений не позволяет датировать бореальной эпохой генезис таких двучленов, как XyS-XN- (ПИЕ *esәn-) «сытый» + «мощь» «здоровый», хотя формы, восходящие к данному архетипу, мы обнаруживаем не только в ИЕ, но и в остальных ветвях БП (см. главу Х, № 196); наличие столь близких друг к другу форм в далеко разошедшихся языках объясняется параллелизмом эволюции, осуществившейся от единого исходного материала. Что же касается общей картины дейтерономного слоя композит, то о ней можно судить по тем без малого четырем сотням биномов, которые содержатся в заключительной части Приложения 4. Итогом развития описанных выше биномиальных страт стало такое положение вещей, при котором значения составных частей композиты все более удалялись от протосемы, иначе говоря, при котором корневая полисемия в рамках системы двучленов все более разрасталась, что, естественно, вело к размыванию парадигматической корреляции между протосемой изолированного, свободного корня и семантикой корневой морфемы, связанной в биноме. Именно это обстоятельство и создавало предпосылки для начала такого процесса, как опрощение в виде утраты внутренней формы корнесложными образованиями. 12. 2. Возникновение СИЕ детерминативов В типологическом плане наиболее важным следствием опрощения биномов была утрата корневого статуса правой частью компохиты: поскольку вторая половина двучлена окончательно теряла связь со свободным корневым словом того же фонемного состава, постольку эти две завершающие фонемы производного целого превращались в простой модификатор, имеющий уже не самостоятельное, а лишь деривационное значение. Принципиально новым здесь было возникновение таких фонемных пар, за которыми теперь не стояло никакое собственно-лексическое означаемое. Появление подобных двухфонемных цепочек с размытой семантикой представляло собой тот диахронический рубеж, который знаменовал конец эволюции РИО праязыка и начало новой, среднеиндоевропейской (СИЕ) эпохи. Ее основным содержанием была типологическая перестройка, выразившаяся в развертывании системы детерминативов и, соответственно, становлении класса новообразований в виде основ, не равных ни корню, ни биному, - основ, имевших в своем составе корень плюс один или несколько распространителей. СИЕ детерминативы возникали несколькими путями: гаплофоническим, абруптивным, элиминатным, интерсекционным. При простейшем из них, гаплофоническом преобразовании опрощенногобинома, его третья фонема, тождественная корневой финали, исчезала, оставляя после корня однофонемный детерминатив и порождая тем самым трехфонемную основу (напр., РИО POLLY-перешло в СИЕ PLAY-). Абруптивная трансформация опрощенной композиты состояла в утрате конечного велярного спиранта с оставлением опять-таки однофонемного детерминатива (вследствие усечения РИО RY-RXw- появилосСИЕ RY-R-). В ходе элиминатного процесса велярный спирант исчезал в третьей позиции, с одновременным превращением четвертой фонемы в детерминатив (из РИО Xml-XwK- получилось XwL-K-). Наиболее своеобразным из всех путей был интерсекционный; на этом пути происходило взаимодействие двух опрошенных бино- мов с одинаковым третьим элементом, который и вычленился в качестве детерминатива: на базе РИЕ двучленов XS-NW- и XS-NY- была порождена СИЕ основа XS-N-; после интерсекции РИО композит PW-XT- и PW-XR возникло СИЕ детерминатив- пое PW-X-. В наших материалах (главы II-X) зарегистрированы около полусотни подобных ситуаций, причем в ряде случаев интерсекция происходила с участием трех (и даже четырех) бино- Добавим, что во второй половине СИЕ эпохи стали возможный и начали осуществляться процессы, расширявшие корпус дитерминативных основ изнутри, уже связи с системой биномов. В совокупность этих процессов входили: перенос детерминатива из одной основы в другую по смысловой ассоциации; возникновение и наращивание мультидетерминативных цепочек, каждый элемент которых добавлялся в результате действия того или иного рядообразующего фактора; эмфатический сдвиг акцента на деривационную часть основы (и многие другие, о которых мы не упоминаем по недостатку места). Важно отметить, что на начальном этапе становление системы СИЕ детерминативов ни один из них не имел какого-либо фиксированного собственного значения. Это и не удивительно, потому что любая РИО фонема имелась в составе многих корневых слов и ее превращение в детерминатив при различных исходных условиях шло по независимым друг от друга путям. Благодаря такому положению вещей СИЕ детерминативы, утратив лексическое значение тех совершенно разных по смыслу корней, осколками которых они остались, не получали взамен него автономной знаковой двусторонности: они, эти осколочные детерминативы, служили не более, чем средством образования многоэлементных языковых единиц нового типа, а именно СИЕ детерминативных основ. Только в процессе зарождения ПИЕ флективной морфологии детерминативы (и их сочетания) стали постепенно превращаться в словоизменительные аффиксы, тем самым заново приобретая собственный план содержания и восстанавливая благодаря этому знаковую двусторонность - но теперь уже не лексическую, а граммагическую. 12. 3. Появление ИЕ гетероклизии К концу СИЕ эпохи в широко развившейся системе детерминативов начались разнообразные грушировочные процессы, которые, с одной стороны, вели к превращению рядообразующих формантов в значащие словообразовательные суффиксы, с другой стороны, создавали условия для генезиса словоизменительных парадигм с контрастивной грамматической семантикой. Для ранней фазы этих группировочных процессов невозможно провести строгое различие между словообразовательными и словоизмерительными элементами: в самом начале новой типологической перестройки, знаменовавший собою рубеж между СИЕ и ПИЕ эпохами, никакой отчетливой грани между словообразованием и словоизменением еще не было. Остаточным следом такого переходного состояния являются факты, обычно сводится воедино под именем гетероклизии. С большой убедительностью Бенвенист показал, что гетерокли- зия не исчерпывалась чередованием *г/п: ней относились также оппозиции *r/i, *n/i, *r/l, *i/u. Не может быть сомнений в том, что к концу эпохи все эти альтернации еще сохранялись как реликты предшествовавших парадигматических отношений, однако грамматическая семантика указанных противопоставлений не обладала какой-либо однозначной характеристикой. Кроме альтернаций, исследованных Бенвенистом, в СИЕ эпоху существовало большое количество детерминативных чередований иного состава: например, R/W (ПИЕ *r/u), которое мы походим в наре GhyXw-It- «зарево»/GhyXw-W- «зарево»; N/W (ПИЕ *n/u), представленное парой Dh Xfn- «вытекание»/ DhXy-W- «вытекание»; R/S (ПИЕ *r/s), иллюстрируемое парой BhX-R- «красота»/BhX-S- «красота»; N/L (ПИЕ *n/l), обнаяуживаемое в наре GX-N- «глыба»/GX-L- «глыба». Эти примеры представляют собой лишь минимальное извлечение из более чем сотни коррелятивных пар разного состава, содержащихся в материале глав II - X. Подобно тому, как в разделе 12.1 была прослежена относительная хронология РИЕ биномиальных композит, естественным образом устанавливается приближенная диахроническая стратификация СИЕ детерминативных образований: чем больше номер уровня в смысловом дереве корня, тем выше вероятность того, что рассматриваемая СИЕ основа имеет позднее происхождение, и наоборот, чем меньше уровневый номер, тем вероятнее ранний характер соответствующей СИЕ деривации. В этих рамках вероятностно стратифицируемой диахромии с полной определенностью наблюдается следующее соотношение: более древний слой детерминативных чередований характеризуется чрезвычайной пестротой - как в плане выражения (участвуют и сонантические детерминативы, и спирантные, порою и эксплозивные), так и в плане содержания (означаемые принадлежат ко всем семантическим полям без исключения); в более молодом слое детерминативных сопряжений на первый план выдвигаются альтернационные пары с участием сонантов, а, в свою очередь, среди таких пар на первое место выходит СИЕ чередование R/N (ПИЕ *r/n). Анализируя семантику детерминативных образования на -R-, относящихся к младшему периоду СИЕ эпохи, мы должны обратить внимание на то, как велика среди них доля обозначений предметов, изготовленных человеком: SXw-R- «плетень»; Gsx-R-«амбар», «хранилище»; Dwh-R- «ворота», SKw-R- «котел»; КуX-R-«щетка», и т. д. Еще выше доля наименований таких денотатов, которые хотя и не принадлежат к классу вещей, изготовленных человеком, но обычно тоже не фигурируют в качестве реального октанта: Ksw-R- «орех»; Мку-R- «ягода»; KX-R- «грязь»; PT-R-«перо»; Xix-R- «тростник»; XwP-R- «доля»; XN-R- «нора»; и т. п. Можно с уверенностью утверждать, что в большинстве случаев появления СИЕ детерминатива -R- его генезис был обусловлен тем, что в основообразование участвовал РИЕ корень в значении «вещь», «нечто направленное», «направляемый не-актант». На это прямо указывают такие РИО биномы, как DhXw-RXу- «пика"; Strix- «стрела»; DhW-Rx- «дверь»; Xxv-RXy- «плуг», KSw-RXy- «голень», и другие подобного же типа, где участвующий в корнесложении второй компонент выступает в виде, еще не рядуцированном до простого -R-. Итак, ПИE гетероклитическое *-r- неодушевленного, вещного рода происходило из редуцированного аффикса *-r (ә)-, восходившего к СИЕ деривационному -R(Xy)-, за которым, в свою очередь, стояло РИО биномообразующее корневое -Rx-, с компонентной семантикой «направлять», «направляемое», «вещь». Рассматривая значения СИЕ образований детерминативом -N-, мы находим, что среди них доля основ с вещной семантикой также велика: KR-N- «черенок»; ХуX-N- «кольцо»; GhwR-N- «корп»; KL-N- «челн»; LYNN- влен»; RW-N- «руно»; и т. п. Особый интерес при этом представляют такие образования, как XyW-N- «для дома, домой»; BhR-N- «то, что приносим»; PSN- «припасы»; TL-N- «то, что несем»; XwW-N- «то, что надеваем, одежда»; YXw-N- «пояс»; SKIN- «пояс»; SKw-N- «нужное, то, в чем нуждаемся»; и т. д. Общий смысловой знаменатель данного ряда выводится как «нужное нам, весомое нами, приносимое для нас, надеваемое нами, припасенное для нашего дома». Обратясь к биномам, мы видим среди них сложения с внутренней формой типа: XyDh-NXw- «стадо, принадлежащее нам, загоняемое нами домой»; XwS-NXw- «трофеи, захваченные у врага, добытые для нас»; SP-NXw- «жертвенное возлияние, приносимое на пользу нашего рода»; MY-New- вобщий, принадлежащий всему нашему роду»; и другие аналогичные структуры, где входящее в композиты второе корневое слово выступает в виде, еще не сокращенном до одиночного -N-. Все это показывает, что ПИЕ гетероклитическое *-n- (того же не-актантного смысла, что и *-r-) восходило к редуцированному *-n(ә)-, произошедшему из СИЕ рядообразующего -N(Xw)- с компонентной семантикой «нам», «нашему роду», «для вашего рода», «для нас». Таким образом, парадигматическая корреляция между -R- и -N- на рубеже СИЕ и ПИЕ эпох во все большей степени превращалась в оппозицию двух рядов детерминативных образований, один из которых обозначал «вещь саму по себе» (-R-), другой же номинировал «вещь для нас» (-N-). Когда в ПИЕ правзыке начала складываться падежная система, образования на *-r- оказались подтянутыми к прямому падежу вещного (среднего) рода, образования на *-n- отошли к падежу притяжательности (родительному падежу). Возникнув в недрах СИЕ детерминативногосновообразования, гетероклизия сперва была преимущественно лексической оппозицией; становление именного словоизменения привело к тому, что гетероклитические ряды оказались переосмысленными как участники падежной системы - в качестве ее периферийных ингредиентов. Такой путь - от лексики к грамматике - был типичным проныленнем общих тенденций в развитии от РИО к ПИЕ праязыку. 12. 4. Становление ИЕ аблаутa Древнейшей фазой генезиса ИЕ апофении было развитие смыслоакцентных контрастирующих чередованиномиальных парах вида: Ghb-Y-XwS- «нить»/GhwY-Xw-S- «заживать»; PRTX-«побеги»/PR-T-X- «перепосить»; Www-Ru- есторожить»/WXw-R-Ху-«резать»; P-R-KwT-«осторожничать»/PR-Kw-T-«плодовое дереваз; S+Kw-WX- «торба»/SKw-W-X- «приготовлять»; NX-SB-«носдря»/NX-S-R-«бояться». Всего в материалеглав II - зафиксировано более полусотни подобных реликтовых смыслоакцентных оппозиций; первоначальное их количество было, разумеется, намного большим - в силу того, что позднейшие акцентные передвижения выводили из подобной оппозиции либо одного ее участника. либо обоих сразу. В каждом из смыслоакцентных чередований осуществлялось противопоставление между сильной (подударной) формой корневого компонента и слабой (безударной); оппозиция эта была двоякой - в том смысле, что внутри каждой пары сопряженных композит друг другу противополагалось обе левые части и (с обратным знаком ударности) обе правые. Иначе говоря, самым ранним этапом становления аблаута было возникновение оппозиции: полноударная силлабема/нулевая реализация силлабемы. Основной предпосылкой для начала движения к следующему этапу генезиса аблаута было существование РИЕ биномиальных корреляций типа: SW-Xw-R- «боевой клич»/SW-Xy-R- тяжелый»; PL-Xw-W- «болото»/PL-Xy-W- «плиты; SKw-Xw-L- «расчищать»/ SKw-Xy-L- «большая рыба»; DW-Xw+Y- «сомнение»/DW-Xy-Y-«длиться», - и многие другие с аналогичными соотношениями тембровых условий для силлабемы (в главах II-X содержится не один десяток таких корреляций). На исходе СИЕ эпохи - в период, когда началась позиционно обусловленная вокализация континуантов, - приведенные выше биномиальные противопоставления приобретали вид: *swór-/ *swēr-, *plóy-/*pléy-, *skwóu-/*skwéu-; *dwói-/dwéi. Это значит, что после полной редукции предударного двухфокусного спиранта результирующая огласовка силлабемы - в условиях совпадения 1-й, 2-й и 4-й фонем в бывших композитах - становилась единственным смыслоразличительным средством, противопоставлявшие две упрощенные основы друг другу. Описанный выше переход представлял собой решающее звено процесса становления словообразовательной апофонии. Чрезвычайно существенным оказывается то обстоятельство, что опорой данного процесса стали РИЕ деухфокусные велярные спиранты Xw и Ху - фактор, обусловивший участие ПИЕ фонем *о и в аблаута и неучастие в нем ПИЕ фонемы *а. Что касается экспансии деривационного аблаута в словоизменение, то она произошла позднее - после того, как на базе СИЕ детерминативов начали складываться морфологические категории и денотирующие их флексии. Заключительным шагом эволюции аблаутной системы было возникновение количественного чередования гласных. Основным двигателем этого завершающего этапа развития стало ассимиляторное взаимодействие ослаблявшихся велярных спирантов со смежными гласными, описываемое известными уравнениями Бенвениста. И здесь экспансия возникших долгих гласных в другие позиции, где для их появления не было контракционные условий, объясняется превращением их в свободные фонемы и последующей морфологизацией. Таким образом, генезис ИЕ аблаута был длительным, многоэтапным процессом, каждая фаза которого имела свои собственные причины. По существу, становление ИЕ аблаута являлось не самостоятельным актом, а короллярным результатом общего движения ИЕ типологии от изолирующего строя к флективному. 12. 5. Формирование ПИЕ словоизменительных аффиксов Устойчивая тенденция развития ИЕ семантики состояла в преобладании эволюции от конкретных значений к абстрактным эволюции, решительно превалировавшей над сдвигами в обратном направлении. Типичным примером реализации такого преобладающего движения может служить генезис ПИЕ глагола-связки *es- и его дублета *bhū- В бореальном праязыке корневое слово Xy-S- денотировало «огороженное стойбище (кочевников)»; в РИЕ, с переходом к оседлости, это слово стало означать «селитьба (постоянная)»; далее, в СИЕ, его семантика расширилась - через «соседить» до «находиться (вообще)»; наконец, в ПИЕ, развиваясь по линии максимального абстрагирования, *es- пришло к итоговому значению сбыть». И в БП и в РИО протосемой корневого слова Bh-Xw- было «ребенок», «дитя»; в СИЕ сперва появилась детерминативная основа BhXw-W- «расти», давшая ПИЕ *bhty- с семантикой «становиться», откуда после нового смыслового расширения - результирующее «быть», в ряде ИЕ языков вовлеченное в одно спряжение с *es- в качестве супплетивного члена нарадигмы. Столь же интересна история возникновения ПИЕ предлога *egh- «из» (далее - ПИК приставки *eghs-/*eks- «из-», «вы»), Началом этой диахронической линии послужило бореальное корновое слово Xy-Ghy- «закол для ловли рыбы», чловить рыбу», «вытягивать рыбу из воды» (напомним, что в БП частей речи не было); в РИЕ произошло расширение протонемы до «вытягивание», сизвлекать (вообще)»; потом развилось значение «изнутри»; конечной точкой смысловых сдвигов стало обобщенное «из». Еще более поучительна диахроническая линия, в БП начинавшаяся корневым словом Xw-D- с семантикой «оплодотворение», езачатие», «стать беременной»; в РИЕ на почве отправного «зачать» появилось более отвлеченное «начало»; в СИЕ смысловая эволюция дошла до абстрактного «вот»; наконец, при становлении ПИЕ падежной системы послелог «от» превратился во флексию отложительного падежа *-od. Этот путь от полнозначной лексической единицы БП до ПИЕ субстантивного окончания весьма нагляден и выразителен. Разумеется, стадия служебного слова отнюдь не была обязательной на пути к превращению в словоизменительную флексию. Так, бореальное S-W- «беременная», «рожать», «род» в РИЕ семантически продвинулось до «урожденный», «родом из»; далее - через промежуточный смысл «родом оттуда-то», «из таких-то месть вторая часть композит с -SW- превратилась в словообразовательный суффикс *-su-, сперва дававший производные основы с обобщенным значением обстоятельства места, позднее, при формировании субстантивной парадигмы склонения, ставший ПИЕ окончанием местного падежа *-su. Корневое слово Xw-S- в БП значило «группа охотников», тогда как для корневого слова X-S- денотатом были «замужние женщины рода». В РИЕ эти две лексические единицы (как и все прочие) были втянуты в словообразование, причем композиты c -XwS- и -XS- со временем стали обозначать группы мужчин вообще и группы женщин вообще; в ПИЕ эпоху, в процессе становления грамматических родов, производные на *-ōs и на *-ās были переосмыслены как формы множественного числа, соответственно, мужского и женского рода. Анализ происхождения и истории каждого из ПИЕ словонзмерительных аффиксов должен составить задачу специального исследования, весьма обширного по объему и сложного по организации. Цель того небольшого раздела, который изложен выше, ограничена демонстрацией двух основных особенностей генезиса ПИЕ морфологических флексий: во-первых, смыслового развития от конкретного к абстрактному, во-вторых, структурного движения от лексики к грамматике. 12. 6. Становление ПИЕ системы частей речи Как мы уже неоднократно отмечали, ни в бореальном, ни в раннеиндоевропейском праязыке частей речи еще не было: корневое слово XwP- означало и «работа» и «работать» ты; Gw-Y- значило и «живой» и «оживать». Поэтому на самом раннем этапе возникновения грамматикализованные морфем они пока что не могли быть привязанными к одной и только одной части речи. Примером такой первоначально недифференцированной грамматикализации словообразовательных морфем может служить участие РИО биномиального компонента -RXy- с семантикой «направляемое», «вещь» в образовании СИЕ производных с неактантной семантикой (уже - с семантикой пассивного объекта действия). Эти СИЕ производные, вначале имевшие полулексический-полуграмматический характер и еще не разделенную, целостную глагольно-именную природу, в ПИЕ эпоху распределились между гетероклитическими формами прямого (винительного) падежа вещного (среднего) рода на *-r (см. выше, 12.3) и формами спряжения пассива на *-r, т. е. между ПИЕ именем и ПИЕ глаголом. Другой пример обнаруживается в РИЕ компонентном -XyXw-, имевшем значение «говорю!», «слушай!»; в СИЕ оно давало производные с полулексической-полуграмматической семантикой эмфатического апеллятива; в дальнейшем эти образования распределялись между ПИЕ повелительными формами на *-е и ПИЕ звательным падежом на *-е, т. е. опять-таки между глаголом и существительным. В качестве третьего примера можно избрать РИЕ биномиальное -YX- с исходным компонентным значением «загонная охота», «преследовать зверя большим числом загонщиков»; в СИЕ на этой основе развились полулексические-полуграмматические значения «заставлять скот двигаться нужным образом», «результат при большом количестве объектов или актантов»; в ходе формирования системы частей речи эти значения были распределены между ПИЕ каузативом на *-уа10-/*-ī-, с одной стороны, и ПИЕ формами мпожественного числа среднего рода на *-yā/*-iә/*-ī, с другой, т. е. мы можем еще раз наблюдать распределенность между спряжением и склонением. По мере того, как разделяющиеся имя и глагол все дальше отходили друг от друга, росла доля таких морфем, которые были связаны уже либо только с именем, либо только с глаголом. Некоторые чисто субстантивные окончания и их генезис рассмотрены в разделе 12.5; добавим сюда в качестве иллюстрации материал, относящийся к архаическому видовому противопоставлению глагольных образований. В основе этой наиболее древней оппозиции лежало лексическое различение между РИЕ производными на -NW-, с семантикой сновое», «обновляемое», «недолговечное», и РИО композитами на -XW-, при семантике «сделанное надолго», «с сохраняющимся надолго результатом». В СИЕ эпоху данное различие стал полулексическим-полуграмматическим противоположением категории «текущего нового» и категории «сохраняемого результата работы». Наконец, в ПИЕ исследуемая дистинкция превратилась в грамматическую оппозицию между категорией «утрачиваемого результата действия» и категорией «сохранлемого результата действия» - в конечном счете, между инфектными основами на *-nu- и перфектными формами, содержащими *-әu-, т. е. в видовую оппозицию. Очевидно, что имя и глагол старше других частей речи; только после того, как их противопоставление сложилось окончательно, приняв облик по-разному оформленных парадигм спряжения и склонения, - лишь после этого к глагольно-именному центру ЦИЕ системы частей речи стала добавляться периферия в виде причастий, числительных, местоимений и неизменяемых классов слов. Думается, что диахроническая эволюция от бореального праязыка, еще не имевшего частей речи, череа РИК и СИЕ праязыковые состояния, к ПИЕ праязыку, уже обладавшему развитой системой частей речи, - такая эволюция в своих основных чертах репрезентирует типичный путь языкового развития от того древпейшего этапа, который находится на современной границе возмощностей реконструктивного анализа.


Словарь индо-урало-алтайского: Предисловие Гл.1 (принципы) | Гл.2 (корни QJ) Гл.3 (корни QH) Гл.4 (корни QQ) Гл.5 (корни JQ) Гл.6 (корни JH) Гл.7 (корни JJ) Гл.8 (корни HJ) Гл.9 (корни HQ) Гл.10 (корни HH) Гл.11 (семогруппы) Гл.12 (типоэволюция) Пр.1 (бор.-рус.) | Пр.2 (рус.-бор.) | Пр.3 (произв. лексемы) | Пр. 4 (реперториум) | Лит-ра
Родственное: Макросравнения | Ностратические языки | Ностратоведение | Праязыки

© «proto-nostratic.ru», Игорь Константинович Гаршин, 2012. Пишите письма (Письмо Игорю Константиновичу Гаршину).
Страница обновлена 09.05.2020
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика